ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Детдом — как детсад. Как «социальные мамы и папы» опекают детей-сирот

Столичные интернаты преобразуют в многофункциональные центры, которые займутся семейным устройством сирот.

В течение прошлого года на реконструкцию и переоборудование пятнадцати столичных интернатов потрачено около 800 млн. руб.

Родители живы, но они не приходят

«В 2013 г. изменилось законодательство, и теперь сиротские организации являются лишь временной формой для размещения детей, оставшихся без попечения родителей. Новые учреждения, которые создаются на базе детских домов, будут заниматься активной работой по поиску кандидатов в приёмные родители», — считает Галина Семья, профессор кафедры психологии образования МПГУ.

«Наша задача — не держать ребят до совершеннолетия, а провести коррекцию и подготовить их к передаче в семью», — объясняет Валентина Спивакова, директор Центра содействия семейному воспитанию № 1. Снаружи этот бывший детский дом № 57 больше похож на обычный детский садик: игровая площадка, качели, клумбы.

«Дети у нас проживают не в палатах, а в квартирах, состоящих из трёх-четырёх комнат. Причём взрослые живут с малышами вместе, как в настоящей семье», — рассказывает В. Спивакова.

Осматриваю одну из таких квартир: просторная гостиная, современная кухня с электрической плитой, в детской на полу братья Наиль и Рафаил играют с железной дорогой. Две новенькие кровати застелены одеялами в тон ковролину. В каждой комнате живёт не более четырёх ребят. Рядом отдельная комната для воспитателя или «социальной мамы», которая с понедельника по пятницу ночует вместе с детьми, помогает им с уроками, отводит в школу и готовит ужин.

Ребёнок должен видеть, как устроена семья. Большинство детдомовцев в нашей стране, покидая учреждение, не умеют ни подмести пол, ни погладить рубашку, ни приготовить завтрак. И всё потому, что еду в течение долгих лет им приносят в эмалированных кастрюлях из пищеблока, одежду — из прачечной, а полы моют санитарки. На выходные «социальная мама» отправляется домой, а в центре её подменяет «социальная тётя» — она остаётся с детьми по субботам и воскресеньям. Большинство сотрудниц — женщины, впрочем, бывают и исключения. Вместе с «мамой» в центре может проживать «социальный папа», обычно ими становятся мужья воспитательниц. Для них даже существует отдельная ставка, но пока составить компанию своим жёнам решились только двое. Кроме мужей «мамам» помогают штатные психологи, педагоги и волонтёры.

В коридоре встречаю Диму. Ему 24 года, он доброволец: «Я принёс в центр подарки для детей». Купить их парня надоумила его девушка (она сама детдомовская), но, как оказалось, игрушек в центре хватает. Дима покачивает головой и прибавляет: «А вообще тут круто!»

Дело в том, что Центром содействия семейному воспитанию этот детдом на улице Реутовской стал совсем недавно, капитальный ремонт и реконст­рукцию закончили прошлым летом. В учреждении, рассчитанном на 70 мест, пока проживают только 48 детей. Часть из них инвалиды: в процессе преобразования заведение было объединено с коррекционным интернатом. Следующий собеседник, Ваня Королёв, по коридору передвигается на костылях. Сейчас ему одиннадцать, в различных интернатах живёт с семи лет: «У меня есть бабушка, она меня навещает иногда, мама с папой живы, но я их не видел».

«Спасти хотя бы одного»

При мне сотрудница центра доверительным тоном инструктирует потенциальную усыновительницу: «Вы приглядывайтесь, приходите в гости, а мы пока посмотрим на вас». Её зовут Юлия, на вид ей около 35, работает психологом в реабилитационном центре для наркоманов: «Очень многие из наших пациентов — бывшие дети-сироты. Я долго думала и решила усыновить ребёнка, чтобы спасти хотя бы одного». Скоро ей предстоит взять воспитанника на выходные или каникулы. Иногда после таких гастролей дети отказываются идти в семью.

«Новые родители могут им не понравиться, и мы уважаем их выбор. Дело в том, что мы не ребёнка подбираем под родителей, а, наоборот, родителей под ребёнка», — подчёркивает В. Спивакова.

Кроме школы при центре действует служба сопровождения, куда усыновитель может обратиться за консультацией, а также группа помощи кризисным семьям. Она работает с теми случаями, когда кровные родители живы, но возвращать ребёнка в семью нельзя по объективным причинам. Вместо лишения прав родители при посредничестве опеки теперь смогут заключить с сотрудниками центра контракт: ребёнка им вернут, если те пройдут курс психологической реабилитации, бросят пить и устроятся на работу. За полгода работы в штатном режиме центр уже успел устроить 14 детей и спасти одну кризисную семью.

«Первый Центр содействия семейному воспитанию — образцовое заведение. Но сложности, с которыми может столкнуться реформа детдомов, очевидны: персоналу большинства придётся переучиваться», — уверяет Г. Семья.

«Сегодня всё происходит так: множество людей, желающих усыновить девочку или мальчика, ездят по стране и методом тыка пытаются найти подходящий детдом. По другую сторону — огромное количество детей, ждущих пап и мам, — убеждена Мария Терновская, автор монографий по проблемам семейного устройства детей, специалист в области адаптации сирот. — Объединить процесс усыновления и всю информацию о ребёнке в одном заведении — правильная идея, успех реализации которой зависит от последующего сопровождения приёмных семей».

Сколько получает приёмный родитель в Москве?

Если семья воспитывает трёх и более детей-сирот:

- до 12 лет — 18 тыс. руб. в месяц на каждого;
- от 12 до 18 лет — 23 тыс. руб. в месяц на каждого.

Если семья воспитывает приёмных детей-инвалидов:

- на каждого ребёнка-инвалида в возрасте до 18 лет — 25 тыс. руб. в месяц.

Если ребёнок не является инвалидом:

- до 12 лет — 15 тыс. руб. в месяц;
- от 12 до 18 лет — 20 тыс. руб. в месяц.

В соответствии с постановлением Правительства Москвы от 17.12.2013 № 851-ПП «Об установлении размеров отдельных социальных выплат на 2014 год».

Какие права остаются за кровными папами и мамами после усыновления?

Александра Лукьянченко, сотрудница благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам»:

— Если мать в роддоме написала отказ от новорождённого или была лишена родительских прав по суду, она теряет возможность в будущем участвовать в его судьбе. С точки зрения российского законодательства усыновление является необратимым актом. Если ребёнок был оставлен в роддоме, но отказа от него не поступило, всё немного сложнее: по прошествии полугода, если личность матери не была установлена, проводится судебное заседание о признании младенца сиротой. Если личность установить удалось, на  этот суд обязательно приглашают мать. Правда, как показывает практика, родст­венники обычно не приходят на подобные слушания. Обжаловать решение суда можно в течение полугода, так что приёмных родителей малышу начинают подыскивать, как правило, по прошествии этого периода.

Источник: Еженедельник «Аргументы и Факты» № 15 

 

 

 



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2017 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика