ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Включение в список детей-сирот, нуждающихся в жилых помещениях, не может зависеть только от действий самих льготников. В любом случае должно применяться правило о том, что органы опеки и попечительства, образовательные и иные учреждения, обязаны предпринимать все меры по выявлению и включению ребенка в соответствующий региональный список

Невероятно долго добивалась своего жилья выпускница Шумерлинского детского дома 29-летняя Августина С.  До настоящего времени у сироты нет своего жилья, право на которое, гарантированного ей законодательством, она нигде не зарегистрирована.

Одинокая мать, являющаяся инвалидом 2 группы, в силу своего психического заболевания не могла осуществлять уход за дочерью, в связи с чем Августина с рождения находилась в детских сиротских учреждениях. Жилая площадь за ребенком не закреплялась. В 2003 году Августина получила профессиональное образование в РГОУ НПО «Профессиональное училище № 23» г. Чебоксары. На период обучения Августине С. было предоставлено место в общежитии училища. Однако администрация училища, зная, что у Августины нет закрепленного жилого помещения, не предприняла никаких мер по постановке ее на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, а также не разъяснила ей право на самостоятельное обращение в орган местного самоуправления по вопросу обеспечения жильем как лица, оставшегося без попечения родителей, что повлекло за собой утрату  права на обеспечение жильем в льготном порядке.

В целях защиты жилищных прав Августины С., Центром было инициировано обращение к Прокурору Чувашской Республики. Заместитель прокурора Ленинского района г. Чебоксары в интересах Августины С. обратился в суд с иском к администрации Ленинского района г. Чебоксары о возложении обязанности поставить ее на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении специализированного жилищного фонда по договору найма специализированного жилого помещения.

13 ноября 2014 года в удовлетворении искового заявления заместителя прокурора Ленинского района г. Чебоксары в интересах Августины С. к администрации района г.Чебоксары о возложении обязанности поставить на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении специализированного жилищного фонда по договору найма специализированных жилых помещений, было отказано.

Заместитель прокурора Ленинского района г. Чебоксары и Августина С. подали апелляционную жалобу на указанное решение.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики 30 марта 2015 года отменила решение Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 13 ноября 2014 года и приняла по делу новое решение, которым возложила на администрацию Ленинского района г.Чебоксары обязанность поставить Августину С. на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении специализированного жилищного фонда по договору найма специализированного жилого помещения, так как принятое решение суда от 13 ноября 2014 года не отвечает требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Разрешая заявленный спор и отказывая в удовлетворении искового заявления заместителя прокурора Ленинского района г.Чебоксары, поданного в интересах Августины С., суд первой инстанции исходил из отсутствия в деле доказательств того, что до достижения возраста 23 лет Августина С. обращалась в орган местного самоуправления с заявлением о постановке на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении. Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу, что истица не относится к числу детей, оставшихся без попечения родителей.

Судебная коллегия Верховного Суда Чувашской Республики не согласилась с таким выводом суда первой инстанции, нашла решение постановленным в отрыве от требований статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации о полном и всестороннем исследовании доказательств и их оценке в совокупности, так как судом не были оценены все представленные по делу доказательства.

Суд первой инстанции, делая вывод о том, что истица не относится к лицам из числа детей, оставшихся без попечения родителей, обосновал его тем, что мать истицы не была лишена родительских прав либо ограничена  в родительских правах, не была признана недееспособной или ограниченно дееспособной. Однако судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда первой инстанции, поскольку само по себе отсутствие названных фактов без учета установленных по делу обстоятельств не могло являться подтверждением того, что  истица не утратила попечения родителей.

Так, напротив, из имеющихся в деле доказательств суд апелляционной инстанции усмотрел, что истица Августина С. относится к лицам из числа детей, оставшихся без попечения родителей, поскольку ее отец неизвестен, данные об отце были записаны со слов матери. При этом сама мать, являющаяся инвалидом второй группы с детства, в силу своего психического заболевания не могла осуществлять уход за истицей с момента ее рождения, заниматься ее дальнейшим воспитанием и материальным обеспечением, в связи с чем истица находилась в детском доме и образовательных учреждениях на полном государственном обеспечении. Следовательно, истица с момента рождения осталась без попечения родителей в результате отказа матери взять ребенка из медицинского учреждения вследствие своего состояния здоровья.

Ранее Августина С. обращалась в орган местного самоуправления по вопросу постановки на учет нуждающихся в жилье, однако письмом от 10 апреля 2008 г. администрация Урмарского района Чувашской Республики сообщила истице о том, что она на регистрационном учете в данному районе не состояла и не состоит, в связи с чем на учет нуждающихся в жилье поставлена не была.

Судебная коллегия указала, что нормы действующего законодательства действительно предписывают, что до достижения возраста 23 лет дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из их числа в целях реализации своего права на льготное обеспечение жилым помещением должны были встать на учет нуждающихся в получении жилых помещений.

Вместе с тем отсутствие указанных лиц на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении требования таких лиц о постановке на учет нуждающихся в жилье.

В связи с этим при разрешении заявленного спора суду первой инстанции следовало выяснить причины, в силу которых истица своевременно не была поставлена на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении.

Так, правило о том, что включение в список нуждающихся не может зависеть только от действий самих льготников, а органы государственной власти в области зашиты прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в частности, органы опеки и попечительства, образовательные и иные учреждения, обязаны предпринимать все меры по выявлению и включению ребенка в соответствующий региональный список, должно применяться в любом случае.

В силу статьи 147 Семейного кодекса Российской Федерации, действовавшей на момент пребывания истицы в образовательном учреждении (данная статья утратила силу с 1 сентября 2008 года на основании Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 49-ФЗ), детям, находящимся на полном государственном попечении в воспитательных учреждениях, лечебных учреждениях, учреждениях социальной защиты населения и других аналогичных учреждениях, опекуна (попечители) не назначаются. Выполнение их обязанностей возлагается на администрации этих учреждений.

Из положений части 3 статьи 36 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что опекуны и попечители обязаны заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом и лечением, защищать их права и интересы.

При этом судебная коллегия отметила, что правовой статус сироты или ребенка, оставшегося без попечения родителей, в части жилищных прав предполагает соблюдение законодательно закрепленных условий реализации прав в сфере жилищного обеспечения.

Таким образом, факт, что истица Августина С. не была принята на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении при условии, что она не имела закрепленного жилого помещения, по окончании обучения не была обеспечена жилым помещением и до настоящего времени у нее отсутствует жилое помещение, свидетельствует по мнению судебной коллегии, о том, что образовательное учреждение, в котором обучалась и воспитывалась истица, достигшая совершеннолетнего возраста в период обучения, ненадлежащим образом выполнило обязанности по защите прав истицы в тот период, хотя должно было принять меры к постановке ее на учет в качестве нуждающейся в предоставлении жилого помещения.

С учетом изложенного, судебная коллегия пришла к выводу об уважительности причины несвоевременной постановки Августины С. на учет лиц, нуждающихся в жилом помещении. Однако указанным обстоятельствам судом первой инстанции надлежащая оценка не была дана, тем самым судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, что является основанием для отмены решения суда.

Принимая во внимание вышеприведенные требования законодательства и установленные по делу обстоятельства, судебная коллегия пришла к выводу о наличии правовых оснований для удовлетворения иска заместителя прокурора Ленинского района г. Чебоксары, предъявленного в интересах Августины С.

30 марта 2015 г. Августина С. была включена в списки детей-сирот, подлежащих обеспечению жилыми помещениями по договору найма специализированных жилых помещений по городу Чебоксары.

От всего сердца поздравляем подопечную нашего Центра – Августину С. с этой победой!



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2017 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика