ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Сирота-инвалид без государственной защиты (Как не работает система защиты прав сирот в Москве)

Дамир К. родился летом 2008 г. в городе Прокопьевск Кемеровской области.

Дамир — сирота, ребенок-инвалид. Его родители умерли: мать в 2010 г., отец в 2014 г. Опекуном ребенка был назначен дядя, проживающий там же в Прокопьевске.

В июле 2020 г. дядя мальчикам был освобожден от обязанностей опекуна по семейным обстоятельствам.

Приказом Управления образования администрации г. Прокопьевска от 28.07.2020 г. над Дамиром была установлена временная опека со стороны Третьяковой Ольги Николаевны — тети Дамира, которая зарегистрирована по месту жительства в Саратовской области, но фактически проживает с семьей в Москве в г. Щербинка.

Распоряжением Щербинского отдела социальной защиты населения УСЗН ТиНАО г. Москвы от 26.08.2020 г. малолетний Дамир поставлен на учет в качестве подопечного по фактическому месту проживания временного опекуна.

Собрав необходимые документы, 14.10.2020 г. временный опекун Третьякова О.Н. обратилась в Щербинский ОСЗН с заявлением о назначении ее опекуном малолетнего Дамира на постоянной основе.

В письме и.о. начальника Щербинского ОСЗН Бухаровой М.Н. от 21.10.2020 г. временному опекуну сообщается, что для установления опеки ей необходимо обратится в органы опеки по месту регистрации малолетнего, так как в соответствии со статьей 11 Федерального закона «Об опеке и попечительстве» опекун или попечитель назначается органом опеки и попечительства по месту жительства лица, нуждающегося в опеке или попечительстве.

Ольга Николаевна на всякий случай обратилась с заявлением в Администрацию Прокопьевска с заявлением о назначении ее постоянным опекуном Дамира. Из Управления образования администрации Прокопьевска пришел ответ, в котором справедливо (и главное — в соответствии с законом) указано, что Дамир поставлен на учет в Щербинском ОСЗН Москвы, где и подлежит установлению над ним постоянная опека.

27 января 2021 г. закончился 6-ти месячный срок предварительной опеки над Дамиром. Распоряжением Щербинского ОСЗН от 28.01.2021 г. предварительная опека над Дамиром продлена на 1 месяц.

08 февраля 2021 г. и.о. начальника Щербинского ОСЗН Бухарова М.Н. принимает распоряжение об отказе Третьяковой О.Н., фактически проживающей в Москве, в г. Щербинка, в установлении опеки над Дамиром, проживающим вместе с временным опекуном.

Единственное основание отказа — отсутствие у опекуна и подопечного регистрации по месту жительства в городе Москве.

Распоряжением постановлено вернуть заявителю представленные копии документов, а также указано, что распоряжение может быть оспорено в суде.

Одновременно, 08.02.2021 г. Щербинский ОСЗН направляет Третьяковой О.Н. уведомление, в котором разъясняет, что в соответствии со ст. 35 ГК РФ и Федеральным законом «Об опеке и попечительстве» опекун или попечитель назначается органом опеки и попечительства по месту жительства лица, нуждающегося в опеке или попечительстве.

В уведомлении и.о. начальника отдела Щербинского ОСЗН указывает, что «Местом жительства является жилое помещение, в котором Вы или Ваш подопечный зарегистрированы по месту жительства».

Распоряжением Щербинского ОСЗН от 01.03.2021 г. Третьяковой О.Н. отказано в продлении предварительной опеки над малолетним Дамиром.

В письме Министра образования и науки Кузбасса С.Ю.Балакиревой от 09.03.2021 г. на имя Третьяковой О.Н. в связи с ее обращением к Президенту РФ, разъяснено, что «Дамир поставлен на учет в Щербинский ОСЗН Москвы. Позиция Щербинского ОСЗН о том, какому органу опеки и попечительства надлежит издать распорядительный акт о назначении Третьяковой О.Н. опекуном несовершеннолетнего К. на постоянной основе, не основана на положениях федерального законодательства и нарушает пункт 1 статьи 123 Семейного кодекса РФ, а именно право малолетнего ребенка-сироты на передачу в семью на воспитание».

В письмах Департамента труда и социальной защиты населения г. Москвы от 16.02.2021 г. (подписано начальником управления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних Зайцевой Е.М.) и от 09.03.2021 г. (подписано заместителем руководителя Департамента Бербер Е.В.) на имя Третьяковой О.Н. разъясняется, что «учитывая, что подтвержденным местом жительства несовершеннолетнего К. является Кемеровская область, правовых оснований, подтверждающих место жительства в городе Москве Вами не представлено, по вопросу установления опеки в отношении несовершеннолетнего К. вам рекомендовано обратится в орган опеки и попечительства по месту жительства ребенка в Кемеровской области».

Интересно спросить у Зайцевой Е.М. и Бербер Е.В., что такое «подтвержденное место жительства»? В каком нормативном акте они нашли это понятие? Или это отсебятина ДТиСЗН?

Третьякова О.Н. обращалась во все возможные инстанции, чтобы защитить интересы сироты-инвалида: в Правительство Москвы, к Уполномоченному по правам человека в Москве, к прокурору ТиНАО г. Москвы.

Бесполезно и бессмысленно.

Уполномоченный по правам человека в Москве Потяева Т. просто переслала обращение Третьяковой О.Н. в Департамент соцзащиты Москвы. То есть, в тот орган исполнительной власти, который нарушает права сироты-инвалида. Так обычно работают пересылочные отделения почты.

Прокурор ТиНАО г. Москвы внес представление в УСЗН ТиНАО, в результате которого, задним числом, распоряжением Щербинского ОСЗН от 17.03.2021 г. предварительная опека на Дамиром продлена с 28.02.2021 г. по 27.03.2021 г.

К сожалению, это все на что оказалась способна прокуратура. Права сироты-инвалида не восстановлены, но прокуратуре до этого дела нет.

Распоряжение Щербинского ОСЗН от 17.03.2021 г. о повторном продлении временной опеки, Третьякова О.Н. получила по почте 10 апреля, т.е. через две недели после окончания продленного срока предварительной опеки.

А 2 апреля т.г. Третьякова О.Н. получила письмо за подписью начальника Управления соцзащиты ТиНАО Осиповой И.Ю., которая ссылается на заявление Третьяковой О.Н., поступившее из прокуратуры ТиНАО г. Москвы, и указывает, что «оснований для установления Щербинским ОСЗН опеки в отношении несовершеннолетнего К., в соответствии с действующим законодательством, не усматривается».

Но и это не все. С момента постановки подопечного Корнилова Д. на учет в Щербинском ОСЗН Москвы 26.08.2020 г. до настоящего времени на содержание подопечного опекун не получает ежемесячные денежные средства, предусмотренные пунктом 3 статьи 148 Семейного кодекса РФ. Тем самым нарушается базовое право сироты на содержание и полное государственное обеспечение.

Важно то, что в силу закона, эти денежные средства принадлежат непосредственно сироте. Значит, государство не только незаконно лишает сироту содержания, но и незаконно удерживает те средства, которые предназначены сироте-инвалиду.

Все обращения Третьяковой О.Н. в Департамент соцзащиты Москвы, к Уполномоченному по правам человека в Москве, в прокуратуру — никаких результатов не дали. Все обращения пересылаются в Щербинское ОСЗН, которое полностью поддерживается Департаментом соцзащиты Москвы, и их позиция железобетонная — постоянная опека над сиротой-инвалидом должна быть назначена в Прокопьевске, который расположен в 200-х километрах от Кемерово.

Что это означает? Опекун с подопечным должны уехать в Кемеровскую область, сняться с учета в опеке в Москве, быть принятыми на учет в опеке Прокопьевска, получить там распоряжение о назначении постоянной опеки и, затем, вернуться в Москву.

Полный идиотизм.

Эта позиция Щербинской опеки и департамента соцзащиты Москвы противоречит закону и не соответствуют правам и интересам сироты-инвалида.

Действительно опека и попечительство назначаются органом опеки и попечительства по месту жительства лица нуждающегося в опеке и попечительстве.

По месту жительства, но не по месту регистрации. Это суть разные понятия.

Для тех чиновников, которые не умеют читать закон и не понимают эту разницу, Верховный Суд РФ НЕОДНОКРАТНО растолковывал эту разницу и то, как определяется место жительство подопечных детей. Особенно часто Верховный Суд РФ растолковывал это для чиновников системы соцзащиты Москвы:

«Из содержания статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 2 и 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и места жительства в пределах Российской Федерации» следует, что регистрация не совпадает с понятием «место жительства», и сама по себе не может служить условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами Российской Федерации, конституциями и законами республик в составе Российской Федерации.

В соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированными в сохраняющих свою силу решениях (Постановления от 4 апреля 1996 г. № 9-П и от 2 февраля 1998 г. № 4-П) и подлежащими обязательному учету в правоприменительной практике, сам по себе факт регистрации или отсутствия таковой не порождает для гражданина каких-либо прав и обязанностей и не может служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан; регистрация в том смысле, в каком это не противоречит Конституции Российской Федерации, является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства».

«Пунктами 2, 3 статьи 9 Федерального закона от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» установлено, что при перемене места жительства подопечного орган опеки и попечительства, установивший опеку или попечительство, обязан направить дело подопечного в орган опеки и попечительства по его новому месту жительства в течение трех дней со дня получения от опекуна или попечителя извещения о перемене места жительства подопечного. Полномочия органа опеки и попечительства по новому месту жительства подопечного возлагаются на данный орган опеки и попечительства со дня получения личного дела подопечного.

Таким образом, место жительства подопечных детей определяется и тем обстоятельством, какой орган опеки и попечительства осуществляет свои полномочия в отношении этих детей».

Однако, для начальника Щербинского ОСЗН Бухаровой М.Н., начальника УСЗН ТиНАО Осиповой И.Ю., начальника управления опеки и попечительства в отношении несовершеннолетних ДТиСЗН г. Москвы Зайцевой Е.М., зам руководителя Департамента Бербер Е.В., вопреки положениям федерального законодательства и разъяснениям Верховного и Конституционного судов РФ, место жительства подопечного определяется исключительно его постоянной регистрацией (регистрацией по месту жительства).

Все эти чиновники от соцзащиты Москвы полагают, что назначить постоянную опеку над Дамиром и гарантированное ему государством денежное содержание в Москве невозможно, потому, что он не живет в Москве, его здесь нет.

По их мнению, сирота-инвалид до сих пор живет в Прокопьевске.

Если эти чиновники действительно так полагают, то это клинический случай.

А если нет, то приходится говорить о профессиональной несостоятельности, безответственности и чудовищном равнодушии всех этих должностных лиц.

С 29.03.2021 г. (почти месяц!) малолетний сирота-инвалид Дамир К. не имеет законного представителя. И это не где-то в отдаленном уголке страны, ни в тайге и не в тундре. Все это происходит в Москве, в столице страны.

Никогда не думал, что такое возможно!

23 марта т.г. в Щербинский районный суд г. Москвы поступил иск Третьяковой О.Н. в интересах подопечного К. к УСЗН ТиНАО г. Москвы с требованиями назначить ее опекуном Дамира К., назначить и выплачивать ей денежные средства на содержание подопечного.

1 апреля иск передали судье Федотову Д.И., который назначил судебное заседание аж на 8 июня, что за пределами установленного ГПК РФ срока рассмотрения гражданских дел.

Видимо, суд полагает, что отсутствие у сироты-инвалида законного представителя и многомесячная невыплата средств на его содержание не являются нарушением его прав. И не спешит их восстанавливать.

Даже если 8 июня суд вынесет решение, которым требования Третьяковой О.Н. будут удовлетворены (а они будут удовлетворены, так как основаны на положениях федерального законодательства) и суд обратит решение к немедленному исполнению, то к тому времени сирота-инвалид Дамир К. два с половиной месяца (72 дня!) будет находиться без законного представителя.

Для уполномоченных государственных органов, для прокуратуры отсутствие у сироты законного представителя хотя бы один день — уже ЧП! Ситуация из ряда вон. А в случае Дамира — 72 дня!

Кто понесет за это ответственность?

Третьякова О.Н. вместо того, чтобы заниматься воспитанием подопечного, тратит огромное количество времени и сил обращаясь в различные инстанции. И не только получает одни отписки, но и находится под постоянной угрозой того, что у нее отберут племянника и поместят его в детдом. Ведь она уже не опекун.

Государство в лице Департамента соцзащиты Москвы, обязанного в силу закона защищать сирот проживающих в городе, в лице прокуратуры Москвы, Уполномоченного по правам человека в Москве, Щербинского районного суда, не только демонстрирует полное безразличие к малолетнему сироте-инвалиду, но и грубо нарушают его права, и эти нарушения носят длящийся характер.

Все государственные институты, призванные защищать сироту (сироту-инвалида!!!) показали свою полную несостоятельность.

Откуда эта некомпетентность и боязливость прокуратуры, которая не только могла, но и должна была восстановить права сироты и привлечь к ответственности виновных чиновников. Но беспомощность прокуратуры создает почву для дальнейших злоупотреблений всех этих специалистов опеки и Департамента соцзащиты, которые чувствуют свою безнаказанность.

Год назад были приняты поправки в Конституцию РФ, одна из которых гласит, что: «Государство, обеспечивая приоритет семейного воспитания, берет на себя обязанности родителей в отношении детей, оставшихся без попечения» (часть 4 статьи 67.1).

Кто объяснит опекуну Третьяковой О.Н., где этот приоритет семейного устройства, а сироте-инвалиду Дамиру К., как государство в его конкретном случае взяло на себя обязанности родителей.

Постоянно, изо дня в день, сталкиваясь с такими нарушениями прав сирот, невозможно найти объяснений, почему государственная система защиты детства, как губка, притягивает некомпетентных, равнодушных, бессовестных, безответственных и трусливых людей. Как можно доверять им защищать детей-сирот? Почему они не несут никакой ответственности и продолжают издеваться над опекунами и подопечными.

В государстве есть более важные дела?

А. Головань, руководитель Центра «Соучастие в судьбе»

Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» реализует проект «Юридическая помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа, их законным представителям и представителям» за счет средств, предоставленных Фондом президентских грантов.



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2021 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика