ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Почему после развода мужчины часто не имеют возможности воспитывать детей

Примерно треть всех российских семей — это матери-одиночки с детьми, пять миллионов семей из 17-ти — таковы данные Росстата. Однако статистика умалчивает, в каком числе случаев отцы вообще устранились от участия в жизни ребенка, а в каком — хотели бы, но не имеют возможности. История, которую заложник такой ситуации рассказал корреспонденту «Российской газеты», свидетельствует, что суды чаще оказываются на стороне матери.

Александр Г. прожил с гражданской супругой больше 10 лет, однако официальный брак так и не был заключен. В 2015-м у пары родилась дочь, а в 2019 году они расстались. Девочка, разумеется, осталась с матерью — маленькая еще, но папа хотел участвовать в ее воспитании, регулярно проводить время вместе и общаться. Вот уже несколько лет эту ситуацию урегулируют суды и судебные приставы. Александр видится с ребенком от случая к случаю и боится, что скоро такой возможности не будет совсем.

Свои резоны в данной истории есть у каждой из сторон. Бывшая жена опасается, что отец может увезти девочку из страны: она родилась в Америке и потому имеет гражданство США, Александр — гражданин США и Израиля, в обеих странах у него многочисленные родственники. Сам мужчина категорически отметает такую возможность: «У меня никогда не возникало даже мысли увезти ребенка от родной матери — я не намерен действовать ей во вред, так как разлука нанесет ей глубокую психологическую травму». Тем более, что сейчас он постоянно проживает в России и ведет бизнес в Петербурге. Но Александр хотел бы дать своим пожилым родителям возможность увидеться с внучкой, отвезти ее в Штаты на время. Мать разрешения не дает. Зато отправляет девочку то на дачу с бабушкой, то в Крым на отдых — и срывает встречи отца с дочерью, порядок которых установлен определением районного суда о временном порядке общения с ребенком. Александр, в свою очередь, считает, что бывшая жена возможно ставит интересы ребенка не на первое место, занимаясь своей личной жизнью.

- За то время, что мы не живет вместе, у дочки развилась астма, — рассказывает он, — постоянно возникают дерматиты. — Я оплачиваю все, но не уверен, что ребенок получает их в соответствии с назначениями врачей.

В соответствии со статьей 38 Конституции РФ, «забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей». Однако после развода каждому достается что-то одно. Отец, как правило, получает обязанность платить алименты — для этого есть решение суда и принудительные методы взыскания. А матери достается право разрешить — или не разрешить — им видеться. Так получается и у Александра: он платит за развивающие занятия девочки, покупает подарки, устраивает праздники в честь дня рождения. А с ее мамой общается исключительно письменно, фиксируя каждый шаг — иначе потом ничего не докажешь. В мае в производстве судебного пристава находилось шесть жалоб в отношении женщины на нарушение временного порядка общения отца с ребенком. А сама она жаловалась приставу на то, что отец приходит для общения с дочкой в детский сад в часы прогулки — не предусмотренные для общения судом.

- Подманивал к себе словами «Любимая доченька, иди ко мне», — указано в заявлении.

По закону суды, вынося решение об определении места жительства ребенка с одним из родителей, обязаны исходить прежде всего из интересов маленького человека. Статья 65 Семейного кодекса РФ предполагает, что «место жительства детей при раздельном проживании родителей устанавливается соглашением родителей», а при отсутствии такого соглашения — судом. В деле Александра Г. принять решение крайне сложно: у обоих есть жилье и стабильный доход, оба имеют хорошее образование и положительное заключение комиссии судебно-психологических экспертов, к обоим девочка искренне привязана. От процедуры медиации и иных вариантов досудебных соглашений мать девочки отказалась, от комментариев «РГ» — тоже.

Точной статистики, в каком числе случаев суды оставляют ребенка с отцом после развода, не существует, но по оценкам юристов, в пользу мужчин выносится не более пяти-шести процентов решений. В аппарате уполномоченного по правам ребенка в Санкт-Петербурге Анны Митяниной отказались комментировать, насколько часто, по их данным, суды встают в семейном конфликте на сторону отца, а не матери. В аппарате детского омбудсмена России отметили, что данную статистику следует запросить в Судебном департаменте Верхового суда РФ.

- Применение сторонами досудебного урегулирования споров в виде медиативного сопровождения применяется редко, так как данная процедура в РФ является добровольной, в то время как в некоторых странах процедура медиации в досудебной практике является обязательной, — отмечается в ответе начальника отдела по обеспечению деятельности Уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Ларисы Вертаевой

Завтра Санкт-Петербургский городской суд рассмотрит апелляцию Александра на решение районного суда Санкт-Петербурга, который определил место жительства ребенка с матерью и назначил ему алименты. Особого оптимизма папа не испытывает, но намерен убедить суд, что с ним дочке будет лучше. А маме он старые обиды не вспомнит и позволит видеться с ребенком — в порядке, определенном судом.

Прямая речь

Илья Титов, адвокат:

- К сожалению, в современной России очень мало родителей, находящихся в остром конфликте, имеют решимость садиться за стол переговоров и начинать с себя. Проще решение всех вопросов переложить на адвокатов, органы опеки, суд. Указанные органы в настоящее время и являются наиболее популярными для разрешения конфликтов. Суд, в свою очередь, для упрощения работы исходит из сложившейся традиции определять место жительство с мамой, а папе устанавливать определенный порядок общения.

В моей практике иногда удавалось определить место жительства ребенка с папой, когда мама не имела крайне отрицательных характеристик. В одном случае сын, достигший десятилетнего возраста, сам изъявлял желание жить с отцом и мотивированно объяснил это. В другом — шестилетний сын просился жить с папой, органы опеки (их было несколько) дали противоположные заключения, судебная психологическая экспертиза была за папу. Несколько недель спустя, решение из последнего примера было отменено вышестоящим судом.

В своем выступлении в суде апелляционной инстанции я говорил, что представляю и мам, и пап по таким делам и просил коллегию дать мне возможность рассказать суду с кем ребенку будет лучше жить и почему, а не подталкивать адвокатов пап к постоянному сбору компромата на женщин. Судебная коллегия внимательно меня выслушала и вынесла привычное для себя решение.

Источник информации: интернет-портал «Российской газеты» https://rg.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2021 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика