ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Опекуны и дети: в РФ предлагают усилить контроль за приемными семьями

В 2020 году 47 случаев насилия над сиротами дошли до суда

История семилетней девочки-маугли из Брянска вновь привлекла внимание к институту приемной семьи. В Госдуме разрабатывают законопроект, обязывающий участить проверки — органы опеки должны будут посещать такие семьи раз в два-три месяца. Однако, как отмечают эксперты, сегодня на одного соцработника приходится по 2,7 тыс. детей, и обеспечить индивидуальный подход очень сложно. По данным Следственного комитета, в этом году от действий опекунов и усыновителей пострадали 47 детей.

За закрытой дверью

Органы опеки узнали о состоянии семилетней Иры 30 мая, следует из письма комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Бежицкой районной администрации Брянска (документ есть в распоряжении «Известий»).

Девочку, приемную дочь Игоря и Натальи Зубачевых, нашел их сосед, Владислав Скородумов.

— 29 мая, в пятницу, я приехал из Москвы, зашел к соседу пообщаться по поводу работы. Он был уже поддатый, находился дома один — жены не было. Я решил зайти на следующий день, — рассказал он на видео, предоставленном «Известиям» местным телеканалом «Городской» (пообщаться с корреспондентом «Известий» мужчина не смог из-за подписки о неразглашении).

В субботу, 30 мая, Владислав Скородумов снова пришел к Зубачевым, и сосед предложил ему выпить пива. Тот согласился. Около 11 утра он пошел в ванную, рядом с которой обнаружил дверь, запертую на щеколду. Оттуда исходил неприятный запах. Заинтересовавшись, он открыл дверь и увидел ребенка лет трех на вид.

— Сидит на стульчике (на таких кормят детей) — спереди и деревянный такой (бортик. — «Известия»). То есть сама она оттуда вылезти не могла. Ноги были синие, сама худая. Ни еды, ни воды. На полу моча, все пропахшее, — вспоминает Владислав Скородумов.

Он вытащил девочку и усадил на кресло, спросив соседа, что это за ребенок и почему он находится в таком состоянии. Игорь Зубачев ответил, что девочка из приюта и они получают за нее деньги.

Владислав Скородумов забрал девочку к себе, напоил, помыл и накормил манкой. А затем отнес ребенка обратно и позвонил в полицию. Маленькую Иру забрали в больницу.

— Многодетная семья, знаю я их лет десять. Добрые, отзывчивые. Чтобы они издевались над детьми, я бы никогда не подумал. У них две девочки — спортсменки, чемпионки, трое сыновей. Сейчас старшие, видимо, подросли, с ними живет только один, — охарактеризовал Владислав Скородумов семью Зубачевых.

Согласно тексту письма местной комиссии по делам несовершеннолетних, Зубачевы действительно многодетная семья. Самый младший сын — ровесник приемной Ирины.

Игорь Зубачев, говорится в документе, пояснил полиции, что его жена уже две недели не живет дома, оставив приемную дочь без присмотра, но иногда навещает ее. Сам он злоупотребляет спиртным, сказано в письме.

— В настоящий момент у нее 12 кг веса. Она начала ходить, кушает, улыбается, — рассказала «Известиям» уполномоченный по правам ребенка в Брянской области Инна Мухина. — Приёмная мать находится в СИЗО, в отношении нее возбуждены два уголовных дела, как и против должностных лиц из органов опеки. Ведутся следственные мероприятия до 1 августа, поэтому подробностей мы пока раскрывать не можем.

После реабилитации Иру ждет детский дом или новая приемная семья, добавила омбудсмен.

Вне поля зрения

К сожалению, эта история — далеко не единственная. В конце марта нынешнего года суд присяжных вынес приговор семье фермеров из Татарстана, которые взяли под опеку четверых детей до 10 лет и использовали их как рабочую силу. Одна из подопечных умерла от побоев. А в июле прошлого года семья из Кузбасса, муж с женой, до смерти замучили двоих приемных детей.

От действий опекунов и попечителей в 2020 году пострадали 33 ребенка, еще 14 — от усыновителей, сообщили «Известиям» в Следственном комитете России. И это только те дела, которые дошли до суда.

Как пояснили «Известиям» в пресс-службе уполномоченного при президенте России по правам ребенка, по последним данным, в стране 94 531 приемная семья, там живет 163 999 детей. В 2017 году опекуны совершили 17 преступлений (попечители — 4), в 2018-м — 36 и 4 соответственно, в 2019-м — 43 и 3.

— Это свидетельствует о недостаточной работе с приёмными семьями со стороны органов опеки и попечительства, в том числе и на самом первом этапе — подбора семьи, — сказали в пресс-службе. — Безусловно, последние громкие ЧП ни в коей мере не должны повлиять на отношение общественности к приемным семьям. Все эти случаи носят исключительный характер.

Нужно понимать, что насилие над сиротами часто не приводит к разбирательствам, отметила адвокат по семейным делам Мария Ярмуш.

— Если факт издевательства над детьми не стал достоянием средств массовой информации, очень часто такие истории не доходят до суда. Например, в моей практике был случай, когда приемные родители избивали маленьких детей. Их изъяли, а с семьей расторгли договор об опеке. При этом полиция не нашла причин для возбуждения уголовного дела, — сказала она.

Если нет тяжелых телесных повреждений, опекуны всегда могут сказать, что ребёнок, например, играл и ударился, добавила юрист.

По чужому фото

Тем не менее ЧП в Брянске может стать толчком для реформирования системы органов опеки. В Госдуме намерены предложить соответствующие поправки в закон о попечительстве.

— На мой взгляд, существующие сроки проверки приемных детей не выдерживают критики, — сказал «Известиям» депутат ГД Борис Пайкин. — Чтобы обеспечить достаточную защиту передаваемых в приемную семью детей, перерывы между проверками надо сократить до двух-трех месяцев независимо от продолжительности пребывания ребёнка в приемной семье.

Сегодня плановая проверка органами опеки после года пребывания приемного ребенка в семье должна проводиться не реже чем раз в шесть месяцев.

Между тем, как рассказал депутат, в семье Иры проверяющие, по предварительным данным, последний раз были в сентябре 2019 года.

По словам Бориса Пайкина, в проект поправок, который сейчас разрабатывается, войдет также положение об идентификации личности ребенка. На данный момент в составе документов из личного дела подопечного нет его фото. Это дает возможность даже продемонстрировать проверяющим другого ребенка

— Мы настаиваем, что в личных делах обязательно должны быть фото подопечных, подлежащие замене каждые полгода, а также необходимые медицинские документы, — сказал депутат.

Гигантская нагрузка

Согласно последним доступным сведениям Федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, на 2018 год в России было зарегистрировано 47,8 тыс. сирот.

Директор детского благотворительного фонда «Солнечный город» Марина Аксенова в разговоре с «Известиями» назвала примерную актуальную на сегодня цифру — 100 тыс. детей.

По ее словам, негативные примеры подрывают доверие к институту приемной семьи, хотя положительных куда больше. Одна из фундаментальных проблем в сфере попечительства в России, считает она, отсутствие индивидуального подхода: ребенка для семьи подбирают без учета темперамента и прочих особенностей, это провоцирует проблемы в будущем.

— Еще один важный момент — перегрузка сотрудников органов опеки. У нас был круглый стол при уполномоченном по правам ребенка, и, по предварительным данным, на одного специалиста приходится 2,7 тыс. детей, — сказала она.

Кроме того, добавила эксперт, перед тем, как взять ребенка в семью, родители должны пройти специальные подготовительные курсы, а сотрудники органов опеки никак к работе с такими семьями не готовятся. Не существует единого регламента, подчеркнула Марина Аксенова, из-за этого уровень и методы проверки в разных регионах могут кардинально различаться.

— Проверки, конечно, нужны. Но у органов опеки нагрузка гигантская, вопрос в том, насколько в состоянии они это выполнять. Я вижу, что не всегда эти проверки проводятся, — рассказала «Известиям» писатель и приемная мама Диана Машкова. — Плюс не очень понятно, что они должны отследить — нет какого-то, например, структурированного опросника для интервью. За те семь лет, что я воспитываю приемных детей, я так и не увидела единой системы. Каждый сотрудник проверяет, исходя из каких-то своих личных соображений и опыта. Кто-то разговаривает с родителями, кто-то — с детьми, кто-то оценивает больше помещение и обстановку.

Член Общественной палаты РФ, эксперт ОНФ Юлия Зимова подчеркнула, что государство должно не нагружать, а поддерживать институт приемных семей: открывать специализированные центры помощи и информировать об уже существующих.

В Минпросвещения сообщили, что ведомство проводит масштабную работу по развитию института приемных семей и координации деятельности органов опеки. Каждый факт жестокого обращения с несовершеннолетними должен быть предметом особого постоянного контроля, добавили в министерстве.

Источник информации: «Известия» https://iz.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2020 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика