ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Не лишайте меня семьи. Воспитанники детдома выступили против его закрытия

Закрытие детского дома, расположенного в одном из райцентров Ярославской области, несколько его воспитанников восприняли как разрушение семьи и наотрез отказались уходить из его стен. 

Сразу оговоримся: детский дом города Любима пока работает. Однако вопрос о его ликвидации практически решен: там осталось десять детей, из которых трое скоро достигнут восемнадцати лет и переедут в общежития при учебных заведениях, двое намерены обосноваться там же по окончании девяти классов (рановато для самостоятельной жизни, хотя и под контролем органов опеки!), а пятеро… Остающиеся пятеро подростков отказываются и от приемных родителей, и от перевода в детдом в Ярославле.

 Свои стены

Понять их нетрудно. Любимский детский дом, который до демографического провала девяностых годов был детским садом, действительно стал для социальных и реальных сирот домом в полном смысле слова — уютным, теплым, надежным. Мягкие ковры на полу, хорошая мебель, игрушки, тренажеры, компьютеры — далеко не в каждой семье есть такие условия. Когда же с 2009 года «женское царство» здешних воспитателей «разбавил» мужчина — десантник-афганец Юрий Мишучков, детдомовская мальчишечья, да и девчоночья жизнь и вовсе заиграла новыми красками.

— Я с детьми из детдома по-настоящему столкнулся в 2008 году, когда замглавы администрации попросила меня съездить с ними в лагерь, — рассказывает Юрий Мишучков. — Тогда я и понял, что ребят надо вести куда-то, не шарфики с ними вязать и не носочки, а заинтересовать их спортом, заняться их военно-патриотическим воспитанием.

Коренной любимец Мишучков знает, о чем говорит: он с 1987 года руководит местным военно-патриотическим клубом «Гвардия». Причем полностью на общественных началах. Ребята занимаются там физподготовкой, рукопашным боем (в спортзале одной из школ), чтут память воинов Великой Отечественной и «афганцев», ухаживают за их могилами. Сейчас в этом клубе — более ста детей, среди них — и воспитанники детдома.

— Действительно, все получилось, — продолжает десантник Мишучков. — Детдомовские и «домашние» ребята сдружились, удалось всех смешать, сблизить. Если раньше местные ребята как-то обходили детский дом стороной, то сейчас они там — частые гости.

Сегодня над кроватями детдомовских гвардейцев — целые «иконостасы» из грамот за победы в соревнованиях разных уровней. Как у любого «домашнего» ребенка, чем-то сильно увлеченного. А на первой странице коллективного портфолио, которое мальчишки с гордостью демонстрируют, они говорят о себе как о дружной семье, живущей в одном доме. И глядя на их лица, понимаешь, что это написано не по указке педагогов.

 Сирот стало меньше?

К великому огорчению ребят, в прошлом году фундамент этого дома дал большую трещину — учреждение, штатная наполняемость которого 22 ребенка при нормативной численности персонала 33 человека, районная администрация (учредитель) решила закрыть. Как объяснила заместитель главы Любимского района Людмила Антоненко, количества детей, необходимого для полноценного функционирования детдома, уже не набрать: дети сейчас реже изымаются из семей, потому что делается все возможное для сохранения связки «дети — родители», а с другой стороны, активно развивается институт приемной семьи. При этом, по словам замглавы, на содержание детдома из бюджета ежемесячно тратится 800 тысяч рублей, что в сложившейся ситуации просто не по-хозяйски.

Юрий Мишучков уверен: заботу о детях нельзя подменять «оптимизацией» интернатов. Но детям эти цифры неинтересны — они нашли свой дом и не хотят из него уходить.

— Нас отняли у родителей, поместили сюда, детдом стал нашим домом, я лично здесь восемь лет с младшим братом прожил, и теперь нас отсюда выгоняют, — переживает Максим Гаврилов. — Я не за себя волнуюсь — мне в апреле восемнадцать, уйду в армию, вообще свою жизнь хочу связать с армией. Я за брата переживаю — ему 14 лет. Где я его потом найду? Здесь-то все свои, за ним присмотрят, и батя (Юрий Мишучков — Э.Т.) поможет, а где-то в другом городе неизвестно, как все сложится. Приемная семья тоже не выход. Вон у нас Антон ушел, так на него теперь учителя жалуются, а его приемная мать на все вопросы отвечает: «А мне-то что?» Его классная мне сама об этом говорила… Рита через день из дома сбегает, ночами дома не появляется. Трех братьев и сестру разделили — двоих взяла одна семья, двоих другая, а у нас они вместе жили… Если бы ребят усыновляли, а то приемным родителям за них деньги платят, а в восемнадцать лет, когда перестают платить, ребят выставляют за дверь.

В районной администрации, правда, картину нарисовали куда более радужную. Со слов Людмилы Антоненко, процедура передачи ребенка в приемную семью стала намного сложнее, чем раньше. Все потенциальные родители проходят сквозь «игольное ушко» проверок. После знакомства дети и родители некоторое время общаются в «гостевом» режиме, то есть ребенок живет в семье несколько дней в неделю. В это время папа и мама ездят на специальные родительские курсы в Ярославль, и если в итоге обе стороны друг с другом поладят, создается приемная семья. За все выплаченные на сироту деньги родители отчитываются.

— Поверьте, ни одного ребенка не видела, который хочет вернуться в детдом, — говорит Людмила Антоненко. Например, у нас есть семья Тихомировых — у них семеро приемных детей. Они говорят: «Нам по детским домам нельзя ходить — всех хочется взять». А мальчик из другой семьи захотел даже взять фамилию приемных родителей. Люди лечат детей, ремонтируют их дома, это ведь такой труд!

 Нужна опора

Бесспорно, положительных примеров немало, но есть и другие. Ведь к званию «приемный родитель» педагогический талант, к сожалению, прилагается не всегда. Кому-то из сирот действительно везет, и ребенок в виде приемной семьи обретает опору на всю жизнь, а кого-то в лучшем случае научат, как умеют, ухаживать за собой, стирать, убирать, готовить, ходить в магазин, чему при своем колоссальном штате обслуживающего персонала просто неспособен научить детский дом. Ведь по странной логике воспитание семи детей государство доверяет двум людям, а воспитание 22 — только тридцати трем…

— В президентской программе главное — забота о детях, а местная власть восприняла ее как сигнал к закрытию детдомов. У меня жена педиатр, так вот на ее участке больше двадцати семей, которые живут на грани: ни полена дров, холодный дом, еда не всегда есть у детей. Это обычные семьи, не приемные. Поэтому пусть не детдом, но какой-то центр поддержки, где дети могли бы некоторое время нормально жить, пока родители решают свои проблемы, должен быть в городе. Прежде чем закрывать детдома, надо обеспечить людей работой. В Любиме с работой очень плохо, из-за этого создание приемной семьи многие воспринимают как возможность трудоустроиться. Люди берут детей, чтобы поправить свое материальное положение — например, отправить собственных детей учиться. Я знаю это не понаслышке.

… В администрации Любимского района сообщили, что ищут оптимальные варианты устройства детей, не желающих уходить из детдома, — в частности, местную семью, которая взяла бы на воспитание всех пятерых. Если это не получится, их всей группой переведут в один из ярославских детдомов. Персонал будет трудоустроен, а в здание детдома переедет детский сад.

Комментарий: Михаил Груздев, директор департамента образования Ярославской области:

— Вопрос закрытия Любимского детского дома находится в полномочиях районной администрации, поскольку она — его учредитель. Но если анализировать сложившуюся там ситуацию, то вопросов возникает много. На 1 сентября в этом детдоме будет меньше десяти детей. Содержать полупустое здание и огромный штат работников — это не по-государственному. За минувший год мы устроили в семьи 150 детей из детских домов области, и сейчас в учреждениях их остается чуть больше шестисот. Думаю, в ближайшие два года мы сократим эту цифру еще на сто человек. Поэтому сохранять все детдома нет необходимости. Лучше направить эти деньги на дополнительные меры поддержки для семей, берущих детей на воспитание. Например, в прошлом году при усыновлении ребенка мы начали единовременно выплачивать 100 тысяч рублей, а при достижении усыновленным ребенком трех, семи, четырнадцати лет, а также при получении им образования — по 200 тысяч. В прошлом году около 300 детей-сирот получили квартиры. Лучше вот на эти цели тратить бюджетные деньги, чем на содержание полупустых детдомов.

Сколько выплачивают приемным семьям

В Ярославской области ежемесячная выплата на ребенка, находящегося в приемной семье, составляет: на малыша до 7 лет — 6639 рублей, от 7 до 12 лет — 7927, от 12 до 18 лет — 8726 рублей. Кроме того, приемные родители за свои педагогические усилия получают вознаграждение: за ребенка до 12 лет — 7200 рублей ежемесячно, старше 12 лет — 8000. За каждого последующего — 3000 рублей.

Источник: «Российская газета — Неделя» — Центральная Россия № 6319

автор: Элина Труханова (Ярославль) 27.02.2014



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2017 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика