ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Как защищать свои права?

В Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» поступает большое количество обращений, связанных с отказом в постановке на учет лиц из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, (далее – лиц) в качестве нуждающихся в жилом помещении после достижения ими возраста 23 лет.

Действительно, дополнительные гарантии, установленные Федеральным законом от 21.12.1996 года № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в том числе и на обеспечение жилой площадью, распространяются исключительно на лиц, не достигших возраста 23 лет.

При этом, в соответствии с Обзором практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, утвержденным Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 20.11.2013 года (далее – Обзор), «отсутствие лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении требования таких лиц о предоставлении им вне очереди жилого помещения.  Поэтому судам следует выяснять причины, в силу которых истец своевременно не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении. В случае признания таких причин уважительными судам надлежит удовлетворять требование истца об обеспечении его жилым помещением». В качестве одной из уважительных причин в Обзоре указано ненадлежащее выполнение обязанностей по защите прав этих лиц в тот период, когда они были несовершеннолетними, их опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства, образовательными и иными учреждениями, в которых обучались и (или) воспитывались истцы.

В этом случае лицо имеет право быть поставленным на учет нуждающихся в жилых помещениях и после 23 лет.

Как часто случается, органы опеки и попечительства не информируют опекунов и попечителей детей, самих лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в период с 18 до 23 лет, о том, что у них есть право на предоставление жилого помещения. Лицо из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, в сознательном возрасте уже само узнает об этом праве, чаще всего уже по достижении возраста 23 лет.

Ненадлежащее исполнение органами опеки и попечительства своих обязанностей не  может являться основанием для лишения лица из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, гарантированного и нереализованного права на предоставление жилого помещения.

Само лицо из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не может нести ответственность и нести бремя неблагоприятных последствий за предоставление уполномоченными органами ему недостоверной информации, ненадлежащее исполнение возложенных на эти органы обязанностей. В этом случае нарушенное и нереализованное право этого лица подлежит защите и  реализации.

Ниже представляем подборку судебной практики, где суды удовлетворяли исковые требования лица, достигшего возраста 23 лет, о постановке на учет нуждающихся в жилых помещениях именно в связи с тем, что органы опеки и попечительства своевременно не информировали о праве на предоставление жилья, не предпринимали мер по постановке лица на учет в период его несовершеннолетия, т.е. ненадлежащим образом исполняли в отношении лица из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, возложенные на них обязанности в период до достижения им возраста 23 лет.

Предлагаем доводить эту информацию до сведения уполномоченных органов при их отказе в постановке на учет, ссылаться на судебную практику при самостоятельной защите своих прав в аналогичных делах.

* * *

Подборка судебной практики по вопросу необходимости включения в список по достижении 23х лет при ненадлежащем исполнении уполномоченными органами своих обязанностей в отношении лиц из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей

1) Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что Ч. за реализацией своего права обратился в возрасте 24 лет, т.е. по истечении установленного законом срока.

С данным выводом судебная коллегия согласиться не может, поскольку при принятии решения суд первой инстанции не принял во внимание отсутствие в материалах дела доказательств проведения разъяснительной работы истцу по вопросу реализации его права на обеспечение жильем.

Судом первой инстанции не приняты во внимание разъяснения Верховного Суда Российской Федерации, содержащиеся в Обзоре практики рассмотрения судами дел, связанных с обеспечением детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц, из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями, утвержденном Президиумом ВС РФ от 20.11.2013 года.

Так, при рассмотрении настоящего дела суду следовало учитывать, что отсутствие указанных лиц на учете нуждающихся в жилых помещениях без учета конкретных причин, приведших к этому, само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного основания для отказа в удовлетворении требования таких лиц о предоставлении им вне очереди жилого помещения, а также необходимо было выяснить причины, в силу которых истец своевременно не встал (не был поставлен) на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

Согласно части 1 статья 20 Конвенции ООН «О правах ребенка», ратифицированной Постановлением ВС СССР от 13 июня 1990 года № 1559-1 ребенок, лишенный семейного окружения, имеет право на особую защиту и помощь, предоставляемые государством в соответствии с действующим законодательством, в том числе, в силу гарантий социальной защиты и поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и право на обеспечение жильем.

В силу статьи 31, статьи 34 ГК РФ опекуны и попечители действуют в защиту прав своих подопечных в отношениях с любыми лицами; полномочия органа опеки и попечительства в отношении подопечного возлагаются на орган, который установил опеку или попечительство. При перемене места жительства подопечного, полномочия органа опеки и попечительства возлагаются на соответствующий орган опеки и попечительства по новому месту жительства подопечного. Орган опеки и попечительства по месту жительства подопечных осуществляет надзор за деятельностью их опекунов и попечителей.

Согласно справке КОГОАУ НПО № от <дата> в период обучения Ч. с <дата> по <дата> в училище по профессии <данные изъяты> с ним проводилась разъяснительная работа по поводу реализации жилищных прав, однако доказательств этому не представлено.

После отчисления из учебного заведения в отдел опеки и попечительства был направлен запрос № от <дата> года, согласно которого администрация учебного заведения КОГОАУ НПО № сообщила администрации Верхнекамского района об отчислении из состава обучающихся Ч., являющегося сиротой и находящегося на полном государственном обеспечении и проживающего в общежитии училища и просила сообщить данные о наличии у Ч. жилой площади или о постановке его на внеочередное получения жилья, а также возможности трудоустройства.

Однако администрация Верхнекамского района на данный запрос не ответила, каких-либо доказательств о проведении с Ч. работы по обеспечению его жилым помещением также не представила.

Как установлено, впервые Ч. обратился с заявлением о постановке на учет в 2014 году, при этом материалы дела не содержат доказательств того, что после отчисления Ч. из училища органами опеки и попечительства проводилась с ним разъяснительная работа по поводу реализации им жилищных прав, разъяснялось право на обращение с заявлением о включении в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями, сроки обращения с таким заявлением.

Из объяснений Ч. следует, что о своем праве на предоставление жилого помещения ему стало известно от опекуна младшего брата (физическое лицо), когда он вернулся в Кировскую область и стал снимать жилье в г. Кирово-Чепецке.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о законности и обоснованности доводов жалобы, поскольку причиной отсутствия Ч. в списках детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц, из их числа, имеющих право на обеспечение жилыми помещениями во внеочередном порядке, явилось не бездействие со стороны истца, а ненадлежащее выполнение обязанностей по защите его прав как в период, когда он был несовершеннолетним так и по достижении возраста 18 лет, его опекунами, попечителями, органами опеки и попечительства.

Учитывая факт ненадлежащей защиты жилищных прав Ч. органами опеки и попечительства, апелляционная инстанция полагает несостоятельными выводы суда первой инстанции, что истец, достигший возраста 23 года утратил статус лица, оставшегося без попечения родителей, и что положения Федерального закона РФ «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» на него не распространяются. (Апелляционное определение Кировского областного суда от 30.06.2015 по делу № 33-2482/2015 Требование: О восстановлении срока на подачу заявления о включении в список граждан, подлежащих обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда по договорам найма, признании права на обеспечение жилым помещением. Обстоятельства: Истец направлен в учреждение для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, за ним закреплено право на предоставление жилого помещения по окончании срока пребывания в учреждении. Во включении истца в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жильем, отказано ввиду пропуска срока подачи заявления. Решение: Требование удовлетворено, поскольку факт ненадлежащей защиты жилищных прав истца органами опеки и попечительства установлен).

2) Как правильно указал суд первой инстанции, обязанность и ответственность по включению детей в список лиц, имеющих льготы при предоставлении им жилых помещений, следует преимущественно относить к функциям органов опеки и попечительства, поскольку именно на эти органы Федеральным законом РФ от 24 апреля 2008 года № 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» возложены обязанности по выявлению и защите прав детей, оставшихся без попечения родителей. При этом согласно п. 3 ст. 36 Гражданского кодекса РФ опекуны и попечители также обязаны заботиться о содержании своих подопечных, об обеспечении их уходом и лечением, защищать их права и интересы.

Устанавливая опекунство и имея сведения о том, что Ш.В. отнесен к числу детей, оставшихся без попечения родителей, учтен как член семьи на учете нуждающихся в представлении жилья, ни органами опеки и попечительства, ни опекуном Ш.Н. в период до достижения истцом возраста 23 лет не было предпринято мер по принятию его на учет для обеспечения жилым помещением по категории дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей. При этом, как уже было указано выше, прокурорской проверкой в 2014 году установлен факт нарушений жилищных прав Ш.В. в части незаконного закрепления за ним жилого помещения.

В соответствии со ст. 4 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» дополнительные гарантии по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предоставляемые в соответствии с действующим законодательством, обеспечиваются и охраняются государством.

По мнению Судебной коллегии, истец не может нести ответственность за бездействие органов опеки и попечительства, опекуна, учитывая, что на момент возникновения у него права на обеспечение жильем, как ребенка, оставшегося без попечения родителей, он являлся несовершеннолетним. При указанных обстоятельствах истец не может быть лишен гарантированного и нереализованного права, а соответствующие органы не могут быть освобождены от обязанности поставить его на такой учет при установлении факта нуждаемости в жилом помещении.(Апелляционное определение Омского областного суда от 15.04.2015 по делу № 33-2409/2015 Требование: О возложении обязанности по постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставлении жилого помещения. Обстоятельства: Истец ссылается на то, что обладает статусом лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Его опекуном и опекуном его брата была назначена бабушка. При ее обращении к ответчику с заявлением о предоставлении жилых помещений был получен отказ, поскольку ее внуки утратили вышеуказанный статус, так как достигли возраста 23 лет. Решение: Требование удовлетворено, поскольку истец не может нести ответственность за бездействие органов опеки и попечительства, опекуна, на момент возникновения у него права на обеспечение жильем он являлся несовершеннолетним).

3) В судебном заседании Л. исковые требования поддержал в полном объеме. Дополнил, что впервые по вопросу постановки на учет как «ребенок-сирота» обращался в <…> в <…> администрацию <…>, на тот период ему было 22 года. Ему устно разъяснили, какие нужно собрать документы, подтверждающие, что он имеет статус «сироты». Потом, при его обращении, ему устно отказали в постановке на учет, так как он достиг возраста 23 лет. В настоящее время живет, где придется.

При этом в ходе рассмотрения дела истец также пояснил о том, что о своем праве встать на учет в качестве нуждающегося в предоставлении жилого помещения как «ребенок-сирота» он узнал уже по достижении 23 лет. Тем не менее, еще в <…> году он обращался устно по вопросу обеспечения его жилым помещением как сироты в администрацию <…>, но о существовании срока для реализации права на обеспечение жильем в известность он поставлен не был. Также по данному вопросу он обращался к юристу, но получил неквалифицированную консультацию. Допрошенные судом свидетели <…> данные обстоятельства подтвердили. Удовлетворяя исковые требования Л., суд первой инстанции исходил из того, что причины пропуска Л. срока для обращения с заявлением о включении его в список лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, нуждающихся в предоставлении жилых помещений, являются уважительными.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции.

Доводы апелляционной жалобы об отсутствии у истца уважительных причин для пропуска срока постановки на учет нуждающихся судебная коллегия полагает несостоятельными.

С учетом представленных по делу доказательств, суд обоснованно установил то, что у истца имелись объективные причины, препятствующие ему в постановке на учет в качестве нуждающегося в предоставлении жилого помещения, он не по своей вине не обратился в уполномоченный орган до достижения 23 лет.

Доводы апелляционной жалобы о том, что реализация права на предоставление жилого помещения ограничена достижением возраста 23 лет, после чего лицо утрачивает право на предусмотренные Федеральным законом РФ от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ меры социальной поддержки, не могут быть приняты во внимание судебной коллегией. (Апелляционное определение Омского областного суда от 15.04.2015 по делу № 33-2405/2015 Требование: О возложении обязанности по постановке на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении, предоставлении жилого помещения. Обстоятельства: Истец ссылается на то, что его мать и отец умерли, опекуном была назначена бабушка. Истец проживал и был зарегистрирован в квартире, принадлежащей бабушке. После возвращения из армии бабушка попросила освободить квартиру, в собственности истца жилье отсутствует. Истцу было отказано во включении в список лиц из числа детей-сирот, нуждающихся в предоставлении жилого помещения, в связи с достижением 23-летнего возраста. Решение: Требование удовлетворено в части, поскольку причины пропуска истцом срока для обращения с заявлением о включении его в вышеуказанный список являются уважительными).

4) Доводы У.Д. о том, что информация о жилищных правах ей муниципальными органами ей не разъяснялась, не принята судом первой инстанции во внимание по вышеизложенным мотивам.

Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции основанными на неправильном толковании и применении норм материального права по следующим основаниям.

Материалами дела установлено, что общая площадь жилого помещения, в котором проживает заявитель, составляет менее установленной учетной нормы, судебная коллегия приходит к выводу о наличии предусмотренных законом оснований для удовлетворения заявленных У.Д. требований, поскольку гарантированное законом право на предоставление жилья не реализовано заявителем не по ее вине, она должна были быть поставлена на учет нуждающихся в жилом помещении, чего не сделано ввиду ненадлежащего исполнения своих обязанностей органом по защите прав заявителя.

В связи с изложенным, мэрия г.о. Тольятти Самарской области обязана принять У.Д. на учет граждан, нуждающихся в жилых помещениях муниципального специализированного жилищного фонда, как лицо из числа детей, оставшихся без попечения родителей.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что решение Центрального районного суда г. Тольятти Самарской области от 16 декабря 2014 года подлежит отмене как постановленное с существенным нарушением норм материального права с вынесением нового решения об удовлетворении требований У.Д. (Апелляционное определение Самарского областного суда от 06.03.2015 по делу № 33-2262/2015 Требование: О признании незаконным распоряжения об отказе во включении в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями. Обстоятельства: Истице было отказано по включению в список на получение жилого помещения из муниципального специализированного жилищного фонда. Решение: Требование удовлетворено, поскольку гарантированное законом право на предоставление жилья не реализовано истицей не по ее вине).

5) В возрасте 24 лет 03 месяцев заявитель В. устно обращался в администрацию Ибресинского городского поселения Ибресинского района Чувашской Республики с просьбой о включении его в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями, однако, ему было отказано в постановке на такой учет. На тот момент он был зарегистрирован в квартире по адресу: <адрес>, площадью 13, 5 кв. м, которая впоследствии сгорела, в связи с чем администрацией Ибресинского городского поселения Ибресинского района Чувашской Республики В. предоставлено жилое помещение общей площадью 14,9 кв. м по договору социального найма от 12 мая 2014 года.

Установив указанные выше обстоятельства, исследовав имеющиеся в деле доказательства в их совокупности, районный суд пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований.

Принимая данное решение, суд исходил из того, что В. устно обращался в администрацию Ибресинского района Чувашской Республики по вопросу постановки в очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий как сирота в возрасте 24 года 03 месяца, однако администрация Ибресинского района Чувашской Республики не приняла должных мер по постановке его на учет в качестве нуждающегося в обеспечении жильем по категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по причине его обращения после достижения 23-летнего возраста, при этом не учла, что он с рождения имеет недостатки в развитии, не позволяющие ему в должной мере отстаивать свои права в инстанциях, в том числе, по вопросу получения необходимого для проживания жилого помещения.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они сделаны с учетом фактических обстоятельств и совокупности представленных доказательств.

Разрешая исковые требования, районный суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам и постановил решение, отвечающее нормам материального права при соблюдении требований процессуального законодательства.

Доводы апелляционной жалобы о том, что решением Собрания депутатов Ибресинского городского поселения от 10 февраля 2006 года утверждена учетная норма площади жилого помещения на территории Ибресинского городского поселения для принятия граждан на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях в размере не более 12 кв. м общей площади на одного человека, В. предоставлено благоустроенное жилое помещение площадью 14,5 кв. м, в связи с чем он не может быть признан нуждающимся в жилом помещении, не свидетельствуют о незаконности принятого судом решения.

Судебная коллегия полагает, что поскольку истец обращался за предоставлением ему жилого помещения как лицу из числа детей, оставшихся без попечения родителей, и не был обеспечен жилой площадью в соответствии с требованиями действовавшего законодательства, он сохраняет свое право на получение жилого помещения до момента его фактического предоставления.

(Апелляционное определение Верховного суда Чувашской Республики от 23.12.2015 по делу № 33-5769/2015 Требование: Об оспаривании бездействия, обязании включить в список лиц, подлежащих обеспечению жилыми помещениями. Обстоятельства: После окончания учебного заведения истец неоднократно обращался к ответчику по вопросу предоставления жилья как лицу из числа детей, оставшихся без попечения родителей, однако в постановке на учет ему отказано. Решение: Требование удовлетворено, поскольку истец не является нанимателем помещения по договору социального найма или членом семьи нанимателя либо собственником помещения, поэтому на него распространяется дополнительная социальная гарантия по однократному обеспечению благоустроенным жилым помещением по договору найма специализированного жилого помещения).

6) Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истица в силу Федерального закона от 21 декабря 1996 года № 159-ФЗ имела право дополнительные социальные гарантии. Однако до достижения возраста 23 лет не была своевременно постановлена на учет нуждающихся в жилом помещении. Права истицы были нарушены вследствие ненадлежащего выполнения обязанностей по защите прав этих лиц уполномоченными на то органом и лицами, в тот период, когда она была несовершеннолетней, и поэтому по обстоятельствам, не зависящим от истицы, она была лишена возможности реализовать предоставленное данным законом право на обеспечение жильем.

Такой вывод суда основан на материалах дела, достаточно подробно мотивирован, оснований считать его ошибочным у судебной коллегии не имеется.

Как следует из материалов дела, до достижения 23 лет, К. обратилась в Администрацию города Тюмени о постановке ее на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий. Однако в такой постановке ей было отказано в связи с незаконным закреплением за ней самовольного строения. Таким образом, органы на которые возлагалась обязанность по постановке истицы на учет нуждающихся в жилом помещении исполнена не была, что послужило причиной, ограничившей К. в праве на реализацию предусмотренных законом гарантий по обеспечению жильем, несмотря на то, что фактически жильем она обеспечена не была.

Таким образом, органы местного самоуправления должны были обеспечить К. по достижении ею возраста 18 лет, в том числе и при обращении в Администрацию города Тюмени до 23 лет, однако указанная обязанность исполнена не была, жилье истице ни по договору социального найма, как того требовали статья 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, статья 8 Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в редакциях, действовавших до 31 декабря 2012 года, ни на условиях договора найма специализированного жилого помещения, как это определено ныне действующим законодательством, не предоставлено до настоящего времени.

Довод апелляционной жалобы о необходимости исключительно личного письменного обращения К. для включения ее в указанный список и последующего предоставления ей жилого помещения, как лицу из числа детей-сирот, основан на неверном толковании норм материального права, в связи с чем отклоняется судебной коллегией. (Апелляционное определение Тюменского областного суда от 01.12.2014 по делу № 33-6482/2014 Требование: О предоставлении жилого помещения. Обстоятельства: Истец является лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте до 18 лет остался без попечения родителей, жилым помещением не обеспечен. Решение: Требование удовлетворено, поскольку истец в силу закона имел право на предоставление жилого помещения по договору социального найма, однако его права были нарушены вследствие ненадлежащего выполнения обязанностей уполномоченными на то органом и лицами, в тот период, когда он был несовершеннолетним).

7) Как следует из материалов дела, органы местного самоуправления должны были обеспечить З. по достижении им возраста 18 лет и по окончании пребывания в государственном детском учреждении жилым помещением. Однако указанная обязанность исполнена не была, жилье истцу ни по договору социального найма, как того требовали статья 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, статья 8 Федеральным законом от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», в редакциях, действовавших до 31 декабря 2012 года, ни на условиях договора найма специализированного жилого помещения, как это определено ныне действующим законодательством, не предоставлено до настоящего времени.

Такой вывод суда основан на материалах дела, достаточно подробно мотивирован, оснований считать его ошибочным у судебной коллегии не имеется.

Довод апелляционной жалобы о необходимости письменного обращения З. для включения его в список и последующего предоставления ему жилого помещения, как лицу из числа детей-сирот, основан на неверном толковании норм материального права, в связи с чем отклоняется судебной коллегией.

При таких обстоятельствах, постановленное решение об удовлетворении исковых требований З. является законным и обоснованным, поскольку истец пытался реализовать свое право на предоставление жилья, как ребенок — сирота, до достижении возраста 23 лет, обратившись в администрацию учебного заведения по вопросу предоставления ему жилья, которое обратилось в администрацию МО Воловский район в 2006 году.

При этом суд правильно указал, что отсутствие не по вине З. постановки на учет в качестве лица, нуждающегося в улучшении жилищных условий, не может являться основанием для лишения его гарантированного и нереализованного права на предоставление жилого помещения, и не освобождает соответствующие органы от обязанности предоставить ему жилое помещение. (Апелляционное определение Тульского областного суда от 02.04.2015 по делу № 33-944 Требование: О признании не имеющим закрепленного жилого помещения и предоставлении жилого помещения вне очереди. Обстоятельства: Несовершеннолетний относится к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, так как его родители были лишены родительских прав. Постановлением уполномоченного органа за ним закреплена жилая площадь, однако проживать в данном жилом помещении ввиду его непригодности для проживания невозможно. Решение: Требование удовлетворено, поскольку предоставленное жилое помещение является государственной собственностью и не подлежит закреплению за несовершеннолетним после его выбытия и данная квартира для проживания непригодна).

Подготовила юрист Благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Селиханова Алина



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2017 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика