ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Жилищные права несовершеннолетних: система вещных прав, жилищные алименты, обеспечение жильем детей-сирот (Обзор всероссийской научно-практической конференции «Защита жилищных прав детей»)

Тарасова Анна Евгеньевна, кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права ЮРИУ РАНХиГС при Президенте РФ, модератор состоявшейся 1 июня 2015 года в городе Ростове-на-Дону Всероссийской научно-практической конференции по теме «Защита жилищных прав несовершеннолетних», представила на сайте Zakon.ru итоги конференции, включая научно-практические выводы, которые удалось сформулировать и обобщить по ее результатам.

Далее приводим авторский материал А.Е.Тарасовой:

1 июня 2015 г. в г. Ростове-на-Дону состоялась Всероссийская научно-практическая конференции по теме «Защита жилищных прав несовершеннолетних», посвященная Международному дню защиту детей, организованная кафедрой гражданского и предпринимательского права Южно-Российского института управления – филиала РАНХиГС при Президенте РФ совместно с Российской Академией юридических наук.

ЮРИУ РАНХиГС, кафедра гражданского и предпринимательского права выражает большую благодарность всем очным и заочным участникам конференции за вклад в развитие научных и практических подходов в области материального и процессуального права и защиты прав несовершеннолетних.

ЮРИУ РАНХиГС, кафедра гражданского и предпринимательского права выражает большую благодарность всем очным и заочным участникам конференции за вклад в разработку научных и практических подходов в области материального и процесуального права и защиты прав несовершеннолетних.

Участие в конференции приняли:

- консультант отдела нормативного регулирования в сфере защиты прав детей Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства образования и науки Российской Федерации Середа Альбина Леонидовна;

- ведущие специалисты отдела социально-правовой поддержки детства и координации деятельности органов опеки и попечительства Министерства общего и профессионального образования Ростовской области Спиридонова Лариса Станиславовна и Фатьянова Наталья Ивановна;

- судьи, в частности судья гражданской коллегии Липецкого областного суда Москаленко Татьяна Петровна; судья Октябрьского районного суда г. Липецка Захарова Ирина Михайловна; судья судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда Простова Светлана Владимировна; мировой судья судебного участка № 3 Ленинского судебного района г. Ростова-на-Дону Самойлов Евгений Иванович;

- профессорско-преподавательский состав высших учебных заведений, от Южно-Российского института управления – филиала РАНХиГС при Президенте РФ к.ю.н., доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Тарасова Анна Евгеньевна; к.ю.н., доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Шапсугова Мариэтта Дамировна; к.ю.н., доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Сармин Николай Алексеевич; к.ю.н., доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Зубарева Ольга Григорьевна; от Ставропольского филиала РАНХиГС при Президенте РФ к.ю.н., доцент кафедры гражданского-правовых дисциплин Басова Ирина Олеговна; от Южного федерального университета, к.ю.н., доцент кафедры гражданского права, заместитель декана юридического факультета Селиванова Евгения Сергеевна; к.ю.н., доцент, заведующая кафедрой гражданского процессуального и трудового права Смагина Елена Сергеевна;  от Московского государственного университета имени М.А. Шолохова профессор, доктор социологических наук, профессор кафедры социальных технологий и организации работы с молодежью Ростовская Тамара Керимовна; от Алтайского государственного университета к.ю.н., доцент кафедры гражданского права Букшина Светлана Владимировна; от Российского государственного университета правосудия к.ю.н., доцент кафедры гражданского права Ульянова Марина Вячеславовна;

- представители правозащитных организаций — директор РОО «Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» Головань Алексей Иванович;

- частнопрактикующие юристы, Овчинников Александр Алексеевич, г. Шарья, Костромская область; директор юридической фирмы г. Ростова-на-Дону Головина Мария Александровна, адвокат Власов Михаил Андреевич;

- представители аппарата Уполномоченного по правам ребенка в Ростовской области;

- студенты и магистранты ЮРИУ РАНХиГС, Южного федерального университета, Алтайского государственного университета, аспиранты Волгоградского филиала РАНХиГС.

В ходе выступлений и обсуждений были рассмотрены следующие темы, правовые проблемы, сформированы научные подходы, предложения и рекомендации по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики.

Влияние Постановления Конституционного суда РФ от 24.03.2015 г. № 5-П на развитие системы вещных прав в РФ и правоприменительную практику по делам о защите прав несовершеннолетних членов семьи собственника жилого помещения.

  1. Необходима полная ревизия прав членов семьи собственника, бывших членов семьи собственника жилого помещения с учетом оснований их возникновения, закрепляемых законодательством, в частности ЖК РСФСР[1], Законом РФ «Об основах федеральной жилищной политики»[2], ГК РФ ч. 1, ФЗ № 213-ФЗ от 30.12.2004 г. о внесении изменений в ст. 292 ГК РФ, ЖК РФ, ФЗ от 29.12.2004 г. № 189-ФЗ «О введении в действие ЖК РФ». Право членов семьи собственника исторически возникало в разные периоды времени и при постоянно меняющемся законодательном подходе к концепции этого права пользования жилым помещением собственника. Такое право возникает не только при вселении в жилое помещение в период сформировавшихся рыночных отношений на жилую недвижимость.  Право пользования членами семьи (бывшим членами семьи) во многих случаях возникло производно от права пользования в рамках отношений социального бессрочного найма, отношений пользования жилыми помещениями в жилищных и жилищно-строительных кооперативах. Без учета длящейся природы указанного права, исторических предпосылок его возникновения и трансформации, особенностей защиты этого права у отдельных носителей (например, несовершеннолетних), невозможно правильно определить природу этого права и установить его универсальный или дифференцированный правовой режим.
  2. Необходимо системное правовое регулирование в нормах ЖК РФ, ГК РФ, СК РФ, переходных законах, законодательстве об ипотеке права членов семьи (бывших членов семьи) пользоваться жилым помещением собственника:

- либо как классического вещного права, следующего за вещью и имеющего абсолютный характер;

- либо как ограниченного вещного права, сохраняемого за определенными категориями членов семьи (бывших членов семьи), наделенного признаками следования и абсолютной защиты;

- либо как обязательственного права, для которого не предусмотрено   следование за жилым помещением при его отчуждении, а защищаются исключительно интересы оборота.

Исходя из этого предусмотреть:

- механизм защиты права пользования членами семьи (бывшими членами семьи) жилым помещением собственника, в т. ч. при отчуждении жилого помещения, оценив перспективы пользования этим жилым помещением для определенных членов семьи, которые не будут связаны алиментными или семейными отношениями с новым собственником;

- получение денежной компенсации (отступного) взамен сохранения права пользования жилым помещением;

- закрепить жилищные обязательства собственника жилого помещения в отношении определенных членов своей семьи и механизм реализации этих обязательств.

Концепция классического вещного права членов семьи (бывших членов семьи) пользования жилым помещением собственника требует серьезной переработки, что не в полной мере учтено Проектом изменений ГК РФ в рамках Концепции развития гражданского законодательства. В любом случае необходим механизм защиты прав членов семьи (бывших членов семьи) пользоваться жилым помещением собственника, в настоящее время баланс средств правовой защиты собственника и членов его семьи (бывших членов семьи) существенно смещен в пользу собственника, и этот дисбаланс оказался еще более очевидным в Постановлении КС РФ № 5-П от 24.03.2015.

  1. В зависимости от системного регулирования правового режима права пользования жилым помещением членами семьи собственника (бывшего члена семьи) решить вопрос о фиксации данного права, его регистрации как обременения.
  2. В Постановлении КС РФ № 5-П от 24.03.2015 произошло изменение концепции ограниченных вещных прав на жилое помещение за счет применения категории добросовестности приобретателя, которая ранее использовалось при конкуренции прав двух собственников, собственника, утратившего владение и нового приобретателя (квазисобственника). С учетом позиции КС РФ по делу Богатырева добросовестному приобретателю (новому собственнику) противопоставлен не прежний собственник, а члены его семьи (бывшие члены его семьи), обладатели ограниченного права пользования. Такой подход прежде не применялся на практике, что порождает вопрос о возможности его использования как универсального правила в ситуациях с другими вещными правами. Допустим ли такой подход проверки добросовестного неведения приобретателя вещи о наличии ограниченных вещных прав на нее, не разрушает ли он классическое представление о природе вещного права, признак следования которого объективен и не зависит (не должен зависеть) от чьего-либо ведения/неведения?
  3. Категория добросовестности в Постановлении КС РФ № 5-П от 24.03.2015 рассматривается и применяется изолировано от механизмов реализации правопорядка целой системой государственных органов (суда, службы судебных приставов), которые должны быть фильтром для недобросовестного поведения, однако таковым не оказываются из-за ошибки или пробела законодательства. Приобретатель жилого помещения, должен опосредованно от деятельности указанных органов дополнительно доказывать свою добросовестную неосведомленность о наличии на жилое помещение права пользования иных лиц, права которых уполномоченные органы власти не заметили. Такие казусы, находящие обоснование в мотивировочных положениях Постановления КС РФ, ориентирующего судебную практику руководствоваться соответствующими правовыми категориями, как добросовестность приобретателя в части осведомленности об ограниченных вещных правах иных лиц, призваны не восполнить, а прикрыть недостаток законодательного закрепления видов вещных прав, потерю этих прав в системе правового закрепления, когда существование таких вещных прав невозможно отследить даже по Россреестру.
  4. Особого внимания и исследования требуют основание и природа права несовершеннолетних пользоваться жилым помещением собственника вместе со своим родителем, который, в свою очередь, является носителем ограниченного вещного права пользования в качестве члена семьи (бывшего члена семьи) собственника, в т.ч. прежнего собственника при отчуждении жилого помещения, учитывая что автоматически несовершеннолетние членами семьи собственника не становятся, но в то же время место  жительства детей определяется по месту жительства родителей (ст. 20 ГК РФ).
  5. Необходимо запретить или ограничить передачу в залог жилого помещения, обремененного вещными правами третьих лиц, где по аналогии должна применяться ст. 558 ГК РФ, а не ст. 19 Вводного закона к ЖК РФ, учитывая, что при обращении взыскания на заложенное имущество, оно подлежит продаже. С учетом четко работающего ограничения оборот жилых помещений будет складываться правильно в понимании займодавцами (залогодержателями) правил совершения сделок с обремененными правами третьих лиц жилыми помещениями. В противном случае, появляется практика двойных стандартов, обусловленная ложным представлением о сдерживании развития ипотечного кредитования, так как оборот жилых помещения не становится прозрачным, а условия правовой определенности нарушаются изначально.
  6. В целом с учетом ревизии жилищных вещных прав и определения их ограничивающего характера необходимо закрепить особенности оборота жилых помещений, обремененных такими права, установив изначально определенные правила и ограничения для оборота таких жилых помещений, включая особенности залога, отчуждения и т.п.
  7. Исходя из Постановления КС РФ № 5-П от 24.03.2015 судам при рассмотрении аналогичных дел необходимо учитывать слишком широкий перечень субъективных и заранее не определимых участниками оборота обстоятельств (какова цена реализации объекта залога, какое количество торгов по его реализации состоится и др.), что не позволит сформировать единую систему подлежащих учету условий, которые каждый раз должны определяться жизненной ситуаций участников и что осложнит судебную практику.
  8. Из-за неопределенности системы ограниченных вещных прав в сфере пользования жилым помещением, неясности природы права пользования членами семьи (бывшими членами семьи) жилым помещением собственника, различия в режиме права пользования членов семьи собственника и бывших членов семьи собственника, а также внутри категорий членов семьи и бывших членов семьи в зависимости от периода и оснований возникновения этого права, фактически, складывается ситуация судебного установления вещных прав на жилые помещения в зависимости от конкретной жизненной ситуации, когда вещные права выводятся судебным толкованием, а не устанавливаются законом, что противоречит основам гражданского права, поскольку система вещных прав, определяющая статику гражданского оборота, должна закрепляться законом. Это не единичные ситуации установления вещного права путем судебного истолкования, такая практика с учетом Постановления КС РФ от 08.06.2010 N 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» развивается в течение нескольких лет, и дело Богатырева является еще одним из показательных примеров.

Перспективы реформирования п. 4 ст. 292 ГК РФ с учетом Постановления КС РФ от 08.06.2010 N 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки В.В. Чадаевой» и развитие ипотечного кредитования: взаимосвязь проблем.

  1. Право несовершеннолетнего члена семьи собственника жилого помещения требует особой защиты. В настоящее время защита этого права зависит от того, ребенок имеет попечение родителей или нет, проживает в жилом помещении собственником которого является родитель, или проживает в жилом помещении вместе с родителем, не являясь собственниками жилого помещения. Различные кодексы, ЖК РФ, ГК РФ, СК РФ по-разному предлагают решать вопросы защиты (от признания сделок по отчуждению жилых помещений недействительными, до сохранения жилищного права несовершеннолетнего и его родителя как бессрочно, так и на определенный срок, например, до совершеннолетия ребенка), что означает отсутствие единого универсального законодательного решения и требует постоянного судебного вмешательства.
  2. И хотя регистрация гражданина по месту жительства не является определяющим условием реализации права на жилое помещение, на что неоднократно указывал КС РФ в своих постановлениях и определениях, наличие в жилом помещении собственника регистрации родителя и несовершеннолетнего ребенка, как членов семьи собственника позволяет учитывать права ребенка при отчуждении жилого помещения по п. 4 ст. 292 ГК РФ в превентивном режиме. Отсутствие такой регистрации приводит к игнорированию прав проживающих и позволяет их не учитывать при совершении сделки с жилым помещением. Таким образом, должный механизм предварительной защиты права ребенка проживать в жилом помещении собственника по п. 4 ст. 292 ГК РФ не работает.
  3. Судебная практика защиты прав несовершеннолетнего пользоваться жилым помещением собственника носит строго оценочный характер, в одинаковых ситуациях суды по-разному признают/отказывают в признании права несовершеннолетнего пользоваться жилым помещением собственника, не являющегося алименто обязанным лицом в отношении ребенка, в одних случаях, признавая ребенка членом семьи собственника (бабушки, дедушки, тети, дяди), в других случаях отказывая в признании членами семьи родственников.
  4. При закреплении в Проекте изменений ГК РФ права пользовладения несовершеннолетнего в отношении жилого помещения собственника связано с алиментной обязанностью такого собственника в отношении несовершеннолетнего. Право пользовладения закрепляется как вещное, следующее за жилым помещением при его отчуждении. Однако закрепление алиментной привязки нивелирует указанный признак вещного права и его защиту после отчуждения жилого помещения, поскольку обеспечить право пользования несовершеннолетнего в отношении жилого помещения собственника – постороннего лица (не алименто обязанного) в отрыве от права пользования родителей (лиц их заменяющих) не представляется возможным и целесообразным.

Обязанность родителей обеспечивать жилыми помещениями своих несовершеннолетних детей

  1. Министерство юстиции РФ в рамках реализации государственной семейной политики до 2025 года работает над законопроектом, согласно которому на родителей, проживающих отдельно от своих несовершеннолетних детей, предлагается возложить обязанность по обеспечению их жильем. Введение жилищных алиментов отвечает принципам, заложенным в международных актах о правах человека и правах ребенка, предусматривающих минимальный стандарт жизни, состоящий из обеспечения пищей, одеждой и жильем.

Для реализации указанной идеи законопроекта необходимо решить ряд задач:

- законодательно расширить понятие алиментной обязанности родителя,

- предусмотреть механизм учета материальных возможностей родителя для обеспечения ребенка жилым помещением,

- дифференцировать эту обязанность в зависимости от наличия у самого родителя жилого помещения,

- закрепить механизм учета неимущественных прав родителей, с одной стороны, проживать вместе со своим ребенком, с другой стороны, при разводе супругов их право на создание новой семьи,

- пересмотреть общий стандарт взыскания алиментов, который в настоящее время в РФ невысокий,

- учитывать необходимость государственного содействия в обеспечении доступности жилья и реализации родителями обязанности обеспечивать нормальную жизнедеятельность детей, что предполагается комплексным механизмом, закрепленном в национальной стратегии действий в интересах детей, в концепции семейной политики,

- стимулировать добросовестное поведение родителей для снижения социальной нагрузки государства при решении жилищного вопроса детей.

  1. При реализации идеи жилищных алиментов необходимо приведение в единую систему норм СК РФ, ЖК РФ, ГК РФ, в частности конкретизации форм жилищного обеспечения по ст. 31 ЖК РФ; изменения п. 4 ст. 292 ГК РФ — для повышения ответственности родителей при отчуждении жилого помещения; корректировки положений ст. 91 ЖК РФ о выселении из жилого помещения родителей, лишенных родительских прав, с целью обеспечения баланса интересов ребенка и его родителей, в т.ч. посредством выселения родителей с предоставлением жилого помещения.

Использование материнского капитала и иных форм социальной поддержки при решении жилищного вопроса семьи.

  1. Главная проблема злоупотреблений в части материнского капитала состоит в том, что на уровне ФЗ не предусмотрен контроль, ни со стороны публичного распорядителя средствами материнского капитала, ни со стороны органов опеки и попечительства за оформлением жилого помещения, приобретенного с использованием материнского капитала, в собственность детей, с учетом их долей в праве общей собственности. Это приводит и к использованию схем по обналичиванию средств материнского капитала без цели улучшения жилищных условий, и отсрочке исполнения обязательства по оформлению права собственности на детей до полной выплаты ипотечного кредита, с учетом которого приобретается жилье. Поскольку в ЕГРП не фиксируется информация о наличии неисполненных обязательств родителей о выделе доли в праве собственности на жилое помещение в отношении детей, либо об обременении помещения правами детей, это делает невозможным проверку соблюдения прав несовершеннолетних при регистрации сделок по распоряжению (отчуждению) жилыми помещениями лицами, которым были предоставлены средства государственной поддержки.
  2.  Отмечается общая эффективность принятых мер по улучшению демографической ситуации в Российской Федерации посредством использования такой гарантии, как материнский (семейный) капитал. И целесообразным видится расширение этой гарантии, в частности переход на систематическую выплату материнского (семейного) капитала на каждого ребенка, начиная со второго, а не только один раз при рождении второго и последующего ребенка.

Жилищное обеспечение детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей.

  1. Существует в субъектах РФ проблема расщепления государственного полномочия по жилищному обеспечению детей-сирот между государственными органами субъектов РФ и органами местного самоуправления, в т. ч. в части финансового обеспечения исполнения данного полномочия. Муниципальные образования не всегда наделяются соответствующим и достаточным финансированием для предоставления жилья, что увеличивает сроки исполнения обязанности по жилищному обеспечению льготников.
  2. Актуальным и своевременным является принятие подготовленного рабочей группой Минобрнауки России проекта федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части обеспечения жилыми помещениями детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». Законопроект размещен на едином портале информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения. В Общественной палате РФ 4 июня 2015 г. состоялись «нулевое чтение» законопроекта.

Планируются следующие изменения и дополнения:

- закрепляется обязанность законных представителей детей, достигших возраста 14-ти лет, по подаче заявлений о включении подопечных в список. На органы опеки и попечительства возлагается контроль за выполнением этой обязанности законными представителями детей и принятие самостоятельных мер по включению детей в список;

- в качестве оснований исключение детей-сирот из списка, подлежащих обеспечению жильем, предусматриваются: утрата оснований предоставления жилья, подача письменного заявления об отказе в обеспечении жилыми помещениями, прекращение гражданства, смерть, включение в список в другом субъекте Российской Федерации в связи с выездом на место жительства в этот субъект РФ;

- вводится новое обстоятельство нуждаемости в жилом помещении – проживание в жилом помещении лиц, не являющихся членами семьи ребенка, оставшегося без попечения родителей;

- уточняется основание невозможности проживания в жилом помещении, в котором проживают родители, лишенные родительских прав в отношении детей в части положений об принудительном обмене такого помещения. Помимо решения суда об отказе в принудительном обмене жилого помещения вводится решение об установлении факта невозможности принудительного обмена, поскольку часто невозможно обратится с иском в суд о принудительном обмене жилого помещения, право пользования которым имеет ребенок-сирота, из-за отсутствия вариантов обмена, отсутствия жилищного фонда социального использования, а также в случаях, когда ребенок является одним из собственников жилого помещения, право на которое имеют родители, лишенные родительских прав;

- предлагается усовершенствовать нормы о принудительном обмене жилого помещения или выселении из него родителей, лишенных родительских прав, в частности статьи 72 и 91 ЖК РФ, в частности изменить конструкции этих норм, чтобы они стали более работоспособными. И предоставить право субъектам РФ своим законодательством устанавливать возможность выселения таких граждан в жилые помещения по договору социального найма по нормам общежития;

- решается проблема обеспечения жильем лиц, которые ранее относились к числу детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23-х лет, независимо от постановки их на учет до 1 января 2013 года. Это уточнение позволит в полной мере реализовать положения п. 9 ст. 8 Федерального закона от 21.12.1996 г. № 159-ФЗ в редакции, которая вступила в силу с 01.01.2013 г. с учетом обратной силы закона и распространения на возрастных сирот независимо от того были они приняты на учет до 1.01.2013 г., велся ли такой учет в муниципальных образованиях и/или в субъектах РФ и т.д. В настоящее время лицам из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, не обеспеченным жильем, приходится доказывать незаконность бездействия интернатных организаций, уполномоченных органов власти, т.е. по сути опровергать их добросовестность, которая презюмируется, такой неправильный подход объективно создает невозможность защиты и восстановления жилищных прав лиц, оставшихся без попечения родителей, а обратная сила закона в п. 9 ст. 8 ФЗ № 159-ФЗ в новой редакции ФЗ № 15-ФЗ нивелируется. При этом в субъектах РФ складывается не единообразная, противоречивая практика по защите таких льготников и оценке действий (бездействий) их законных представителей и уполномоченных органов;

- предлагается включить в перечень полномочий органов государственной власти субъекта РФ осуществление контроля за использованием жилых помещений и (или) распоряжением жилыми помещениями, за обеспечением надлежащего санитарного и технического состояния жилых помещений, обеспечение сохранности жилых помещений нанимателями или членами семей нанимателей по договорам социального найма либо собственниками которых являются дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей.

  1. Актуальной проблемой защиты прав на жилищное обеспечение сирот, лиц, оставшихся без попечения родителей, является правильный выбор процессуальной формы защиты: исковое производство или производство из публичных правоотношений, а также использование возможностей особого производства для установления юридически значимых фактов. Практика в судах сложилась весьма различная, так, согласно подходу максимально ориентированному на защиту прав сирот применяется принцип процессуальной экономии, и все вопросы, связанные с признанием незаконными действий (бездействий) уполномоченных органов, законных представителей лица, установлением фактов оставления без попечения родителей, невозможности обмена жилого помещения, непригодности ранее закрепленного жилого помещения рассматриваются и разрешаются в исковом производстве по иску в интересах льготника. Согласно другому подходу, практикуемому в судах, все отдельные вопросы, которыми опосредовано разрешение спора о предоставлении жилого помещения суды рассматривают в отдельных производствах, ориентируя льготников на многоступенчатому защиту их права, в частности в особом производстве устанавливаются факты оставления без попечения родителей, т.е. вопросы статуса лица, которые не были решены и оформлены своевременно; факт невозможности обмена жилого помещения, если объективно отсутствуют варианты для него; в порядке публичных правоотношений оспариваются бездействия уполномоченных органов власти, которые уже в исковом производстве рассматриваются как причины для несвоевременного предоставления жилья льготнику. Также нет единого понимания в правоприменительной практике, какую процессуальную форму для защиты выбрать как основную, исковую или из публичных правоотношений. В частности, практики подчеркивают, что обжалование незаконных действий (бездействий) уполномоченных органов власти позволяет применять альтернативную подсудность, т.е. не сосредотачивать все дела по заявлениям льготников в одном суде по территориальности, что исключает узко направленный подход суда; сокращает сроки рассмотрения требований льготника; возлагает на уполномоченные органы необходимое бремя доказывания, которое при исковой форме в основном непосильно возлагается на самого льготника. При этом в схожих ситуациях и при аналогичных обстоятельствах дела судами рассматриваются по существу неодинаково в зависимости от выбранной формы защиты, что является недопустимым, поскольку подход к рассмотрению указанной категории дел, оценке обстоятельств, совокупности и правовому значению указанных обстоятельств должен быть единым, так как смысл и содержание прав граждан должны быть одинаковы понимаемы на всей территории РФ.
  2. Спорной является проблема определения места жительства детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа для целей предоставления им жилых помещений. Поскольку в предоставлении жилья нуждаются лица, у которых нет жилых помещений или вселение которых в ранее закрепленные жилые помещения невозможно, соответственно, необходимо исходить из того обстоятельства, что места жительства как такового у данных лиц не имеется. Поэтому для указанной категории граждан утрачивает правовое значение различие понятий место жительства и место пребывания, и жилищное обеспечение должно состояться по последнем месту определения ребенка у соответствующего законного представителя (в интернатной организации, в приемной семье, у попечителя), т.е. в месте, приближенном к привычной социальной среде, что также отвечает и положениям ст. 20 ГК РФ о месте жительства несовершеннолетнего. Поскольку право на жилищное обеспечение сирот не всегда реализуется незамедлительно, как это требуется согласно ст. 8 ФЗ № 159-ФЗ, и предоставление жилья обусловлено достижением лицом 18 летнего возраста, разумным является допустимость выбора самим льготником места предоставления ему жилого помещения согласно привычной социальной среде, либо по месту окончания пребывания у попечителя, либо по месту первичного выявления (месту проживания с родителями, месту закрепления жилья и т.п.) либо по месту обучения, работы и создания своей семьи (если обязанность по предоставлению жилья не выполнена своевременно). Указанный подход в полной мере отвечает интересам ребенка, лица из числа детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, целям его социальной (в т.ч. постинтернатной) адаптации, и основан на понимании гарантии жилищного обеспечения, как гарантии федеральной, а не региональной или местной. Кроме того, предоставление жилого помещения по месту привычной социальной среды с учетом интересов и мнения самого лица позволит использовать предоставленное жилое помещение действительно для проживания, поскольку оно будет соответствовать территориальной доступности.
  3. В качестве дискриминационных рассматриваются положения регионального законодательства по разделению детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, на первоочередников и общеочередников (на местных и не местных) в зависимости от ограничительного понимания в субъекте РФ места жительства сироты, по месту выявления в этом субъекте и определения в одну из форм устройства. Такие положения, в частности, имеются в законодательстве Краснодарского края, а также предложены в законопроекте федерального закона от Краснодарского края по ведению списков первоочередников на получение жилья из специализированного жилищного фонда для детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей. На указанный законопроект дано отрицательное заключение Министерства образования и науки РФ, а положения регионального закона оспариваются сиротами, которые получили отказы в предоставлении жилья по причине не относимости их к категории «местных» первоочередных сирот.
  4. В докладе «О деятельности Уполномоченного по правам ребенка в Ростовской области в 2014 году» изложены предложения и рекомендации по целому ряду вопросов конференции в сфере обеспечения и защиты жилищных прав детей:

1)  как показывает практика, муниципальные образования Ростовской области практически не имеют жилья маневренного фонда и по этой причине оказание помощи семье, на жилье которой обращено взыскание по ипотечному кредиту, невозможно;

2)   с 2011 года в Ростовской области действуют ст.8.2, 8.3 Областного закона  от 22.07.2003 №19-ЗС «О регулировании земельных отношений в Ростовской области», направленные на поддержание многодетных семей, устанавливая их право на однократное бесплатное приобретение в собственность земельных участков для индивидуального жилищного строительства или ведения личного подсобного хозяйства. Вместе с тем к Уполномоченному систематически поступают обращения граждан по вопросу реализации указанной правовой нормы. Анализ подобных обращений показывает две проблемы.

Первая заключается в том, что местный орган исполнительной власти должен подробно разъяснять гражданам фактические обстоятельства, складывающиеся в процессе реализации льгот, мотивировать невозможность реализации той либо иной льготы, предложить иной механизм для улучшения жилищных условий и т.п.

Вторая проблема связана с тем, что причиной такого положения является недостаточность земель, привлекаемых в муниципалитетах для этих целей, не обеспеченность их объектами инженерной инфраструктуры.

По мнению Уполномоченного, помимо создания всех условий для благоприятного проживания многодетных семей на предоставляемых землях, реализация льготного права многодетных семей без льготного кредитования, предусмотренного конкретно для строительства жилых домов, невозможна.

3)  В связи с ожиданием молодыми семьями социальных выплат на приобретение (строительство) жилья в течение нескольких лет и достижения предельного возраста за период ожидания Уполномоченным предлагается внести изменение в постановление Правительства Ростовской области от 27.02.2014 №135 с учетом положения пп.3 ст.2 Областного закона от 25.12.2014 №309-ЗС «О государственной молодежной политике в Ростовской области», в силу которого учитывать обстоятельство ожидания в очереди на получение субсидии и подачу заявки до достижения предельного возраста супругами в молодой семье.

4) Принимая во внимание наличие в Земельном кодексе требований об определенном платном механизме предоставления земельных участков, а также то, что специальный закон  — Федеральный закон от 24.11.1995 №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» не содержит конкретизации формы предоставления земельных участков (платно либо бесплатно), представляется целесообразным уточнить ст.17 указанного закона в части определения формы предоставления земельных участков, дабы исключить ее иное толкование.

Руководствуясь п.18 Постановления Правительства РФ от 27.07.1996 №901 «О предоставлении льгот инвалидам и семьям, имеющим детей-инвалидов, по обеспечению их жилыми помещениями, оплате жилья и коммунальных услуг», возможно, также предусмотреть дополнительные льготы для таких семей на областном уровне.

5) В части совершенствования механизма жилищного обеспечения детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей Уполномоченный предлагает:

- министерству общего и профессионального образования Ростовской области, как координатору, систематически осуществлять мониторинг ситуации по сохранности жилищного имущества детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа, обучающихся в организациях профессионального образования;

- главам муниципальных образований усилить поиск возможности обеспечения временным жильем и регистрацией по месту пребывания (жительства) лиц из числа детей, оставшихся без попечения родителей, в период постинтернатного сопровождения, активизировать меры по обеспечению надлежащего состояния жилых помещений, находящихся в пользовании детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из их числа.

Указанные предложения нашли подтверждение в тезисах участников конференции и серии статей, которые будут опубликованы в журнале Северо-Кавказский юридический вестник, а также в тематическом сборнике конференции.

Источник: http://zakon.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2017 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика