ВКОНТАКТЕ Телеграм YouTube

«Я создала семью в 53 года и не жалею»: многодетная москвичка об усыновлении детей с Крайнего Севера

История приемной матери — о том, как она растит детей, у которых было мало шансов на усыновление

Елена Бекетова из Москвы впервые стала матерью в 53 года, удочерив десятилетнюю девочку. Сейчас Елене 59 лет и в ее доме живут пятеро детей, четверо из которых принадлежат к исчезающим народам Крайнего Севера — долганам и нганасанам. За ними москвичка летала на Таймыр. Своей историей о трудностях усыновления и о счастье за несколько лет обрести большую семью героиня поделилась с «Газетой.Ru».

Необъяснимая любовь

Елена Бекетова признается, что с юности мечтала о двух вещах: Крайнем Севере и усыновлении детей.

«Будучи подростком, я прочитала все, что только смогла найти о тех территориях, хотела стать просветителем народов, которые там живут. Родители воспринимали это как детскую блажь — помечтает и перестанет», — рассказывает Елена.

Но свои мечты женщина не оставила, хоть и шла к их осуществлению 30 лет. Сперва она выучилась на учителя русского языка и психолога в МГУ, защитила кандидатскую. Период с 20 до 50 лет посвятила себя детям, но не своим — работала школьным психологом и психологом-добровольцем, помогающим людям в местах катастроф, руководила волонтерскими отрядами учеников, была волонтером в детских домах.

Возможность взять детей в семью появилась только после 50 лет, и Елена сразу ею воспользовалась: стала собирать документы, чтобы усыновить ребенка. «Я же всю жизнь работаю с подростками, поэтому и взять хотела подростка. В этот период жизни у человека происходит активное рождение личности. Маленького ребенка я не хотела», — признается героиня.

На борьбу с бюрократической системой ушло два года. Как только бумаги были у Елены, она обратилась в опеку Красноярского края, на Таймыр, и сказала, что хочет взять девочку из народов Севера, чем удивила ее сотрудников. «Разве вы не хотите ребенка славянской внешности?» – поинтересовались в опеке.

Но Елена не хотела: «Я попросила найти очень добрую девочку, с таким же духом, как у меня, иначе мы были бы несовместимы. В феврале, после двухнедельных переговоров и обсуждений, работники опеки сказали мне, что у них есть 10-летняя Ксюша, и это точно мой ребенок. Ее описали как очень добрую, ласковую и серьезную — мне этого было достаточно, и я отправила документы на усыновление».

Впервые Елена поговорила с будущей дочерью по телефону: девочка спела трогательную песню о маме, о том, как она любит ее. Уже тогда женщина не сомневалась, что Ксюша на 100% ее ребенок, и личная встреча только подтвердила это.

Аист сбился с пути и отнес к злой тете на Таймыр

До семи лет Ксюша жила с матерью и младшим братом Денисом, разница в возрасте у них 3,5 года. Елена рассказывает, что дети росли в притонах, на их глазах взрослые занимались развратом. Их мать много и крепко пила, так что дети были предоставлены сами себе. Ксюша ухаживала за братом, как умела: кормила и пеленала его, стирала вещи.

«Как-то мать в очередной раз ушла выпивать, Ксюшу и Дениса заперла в квартире. И… забыла их там на две недели, – делится Елена, – Соседи заподозрили неладное и вызвали полицию. Когда дверь вскрыли, там были голодные, но живые дети. Ксюша пыталась сварить рис, но не умела зажигать плиту (тогда девочке было около семи лет – «Газета.Ru»).

В итоге они питались сухими макаронами. Из квартиры детей забрали в больницу и матери больше не вернули».

Пока Ксюша и Денис были в больнице, полиция разыскивала их родственников, чтобы устроить в семью. У Ксюши никого не нашлось, а Дениса вызвался забрать его (но не Ксюшин) отец. Брата и сестру разлучили внезапно, даже не дав им попрощаться. После того, как Денис уехал домой, Ксюшу определили в детский дом.

«Разлука с братом была для нее настолько невыносимой, что она попыталась покончить с собой. К счастью, ничего не вышло. И тогда она приняла решение, что дождется свою настоящую маму», – рассказывает Елена, добавляя, что девочка в попытке уйти от реальности погрузилась в книги и стала очень много читать.

Ксюша оказалась именно тем ребенком, о котором Елена мечтала: интеллигентным, добрым, нежным, интересующимся книгами, театрами и музеями. По словам приемной матери, было такое ощущение, что девочка действительно дожидалась ее: «Когда мы летели из Красноярского края домой в Москву, Ксюша села ко мне на колени и сказала: «Мама, десять лет назад аист нес меня к тебе, но дьявол наслал сильный ветер и меня отнесло на Таймыр к чужой злой тете. Я молилась три года, чтобы аист нашел тебя и рассказал обо мне. И вот ты за мной приехала». Говорила она громко, люди, которые сидели рядом и слышали эти слова, утирали слезы. Ксюша после этого заснула, а я в полете читала ее личное дело, и сама чуть не плакала, удивляясь, как она вообще выжила».

По приезде в Москву Елена официально удочерила Ксюшу, и они стали жить вдвоем. Все было хорошо, но девочка тосковала по брату, вспоминала, как нянчила его маленького. И через полтора года Елена стала разыскивать Дениса.

Хулиган, вор и беспризорник

Из опыта общения с «трудными» семьями, с которыми Елена постоянно работала в качестве психолога, она понимала, что если отец Дениса вел такой же образ жизни, как мать мальчика, то с большой долей вероятности ребенок вновь окажется в детдоме: «Мое предположение подтвердились — в опеке мне ответили, что Денис действительно в социальном учреждении».

Женщина принялась оформлять бумаги на опеку над мальчиком и по пути узнала, что у него умственная отсталость.

«Все равно бы взяла Дениску, даже если бы узнала о диагнозе в самом начале», — признается приемная мать.

При оформлении документов на мальчика возникло немало сложностей. В московской опеке заявили, что дадут добро только в том случае, если Елена улучшит свои жилищные условия. И женщина отправилась в банк брать ипотеку, чтобы купить квартиру с большей площадью.

«Когда в таймырской опеке узнали, что я собираюсь ради Дениски продавать квартиру и ввязываться в ипотеку, мне сказали: «Что вы делаете? Он хулиган, вор, беспризорник. Не калечьте жизнь ни Ксюше, ни себе. Возьмите другого ребенка», — делится Елена.

Жизнь у Дениса в отцовской семье была несладкая. Мужчина пил и дебоширил, бил сына. Мальчик сбегал, воровал и хулиганил, не вылезал из полиции. По словам сотрудницы соцслужбы, в какой-то момент он сам попросился в детский дом. Елена описывает Дениса как маленького волчонка, озлобленного на весь мир. На любое замечание он начинал огрызаться и кататься по полу, сопровождая это жуткими ругательствами. Но она твердо решила забрать его к себе.

«Удивительно, что в одной семье могут родиться такие разные дети. Ксюша — интеллектуально одаренный ребенок. Уже в 15 лет она побеждала в серьезных научных конкурсах. Сейчас она учится в медицинском колледже, а потом собирается поступать в вуз и стать психиатром. А Дениска в плане интеллекта — полная противоположность сестры. Если попросить его проверить, закипела ли в кастрюле вода, то он не задумываясь опустит руку в воду», — смеется Елена, добавляя, что очень любит Дениску.

Принимая решение забрать мальчика, Елена положилась на свой опыт психолога: «Все-таки я работала с детьми из классов коррекции, и они становились самыми золотыми волонтерами. Так что я проявила самоуверенность и подписала согласие на опеку».

Ребенок, как и предупреждали, оказался сложным. Изо дня в день он испытывал мать на прочность: воровал, пытался уйти из дома, выкинуться из окна из-за того, что его просили почистить зубы и выполнять другие бытовые действия. Сразу связался с хулиганскими шайками. Елена уверяет, что не падала духом, хотя порой было тяжело.

Дальше, по словам приемной матери, в их судьбе произошел удивительный поворот, который помог Дениске по-настоящему стать частью семьи.

Старший брат

Женщина пришла работать в новую школу. Там к ней обратился за помощью старшеклассник Костя. «Мальчик рассказал, что у него умерла мама. После этого его отдали под опеку отчиму-алкоголику, который фактически выгнал пасынка из дома. Пришлось кочевать по родственникам. Никто ему никакой помощи на оказывал. Умерла мама – и живи с этим, как хочешь», – рассказывает Елена, добавляя, что Костя был хорошим, добрым, ответственным, но глубоко несчастным подростком. Женщина прикипела к мальчику и решила взять его к себе. Косте на тот момент было 17 лет.

«С его появлением с Дениской произошло что-то необыкновенное. Его поведение выправилось. Он смотрел на старшего брата с открытым ртом и кивал на каждое его слово, – делится Елена. – А Костя говорил, что научит его плавать, кататься на коньках. А еще научит уважать маму и будет водить его за руку в школу, чтобы тот не пропускал уроки».

После появления в семье Кости у Дениса появилась авторитетная мужская фигура, и с него, по выражению Елены, спала «вся шелуха»: он перестал воровать и быть асоциальным и оказался «золотым ребенком».

После этого женщина взялась за образование младшего мальчика. Ей хотелось компенсировать его умственную отсталость и сделать так, чтобы Дениска справлялся со школьной программой. Елена отказывалась отдавать его в коррекционную школу и надеялась, что он сможет остаться в обычной:

«Я боролась за его образование, как могла. Мы не вылезали из театров, из музеев. У него даже появился столичный лоск. Когда мы приходили в Исторический музей или в Третьяковку, меня спрашивали: «Господи, какие воспитанные дети! Откуда они?» Я говорила: «Из тундры».

Но несмотря на все старания, Денис так и не смог в полной мере догнать одноклассников, поэтому с пятого класса пошел в коррекционную школу.

Сережа и Антоха

Кроме Ксюши, Дениса, Кости в семье Бекетовых живут еще два брата — Сережа и Антон. Оба — представители нганасан, еще одного исчезающего народа Крайнего Севера.

Елена называет Сережу «детской любовью Ксюши». Мальчик вырос в том же детском доме, что и ее приемная дочь. Как говорит Елена, Ксюша и Сережа попали в детский дом в одно и то же время, а потом несколько лет вместе «горе мыкали»: дети сдружились и фактически стали друг другу как брат и сестра.

Когда Елена забирала Ксюшу из детского дома (а это было очень рано утром), та просила разбудить Сережу, чтобы попрощаться с ним, но взрослые не позволили этого сделать, чтобы не разбудить всех детей.

Ксюша много раз вспоминала о Сереже. Поэтому когда Елена прилетала за Денисом, она решила разыскать мальчика и передать ему привет от дочери.

«Он по-прежнему жил в детском доме. Когда мы встретились и я показала фотографию Ксюши, сказала, что она передает ему привет, то увидела, что на меня смотрят глубочайше несчастные глаза подростка. У него на лбу было написано: «Я детдомовский сирота, а Ксюша теперь домашний ребенок, куда мне до нее», — вспоминает Елена. Это так впечатлило героиню, что она приняла решение взять в семью еще одного мальчика.

Довольно быстро выяснилось, что у Сережи есть младший брат, которого москвичке отрекомендовали как жуткого хулигана. «В опеке, зная, что я собираюсь забрать Сережу, из самых добрых побуждений стали его уговаривать подписать согласие на разделение, — делится Елена. — Таким образом он оказался перед выбором: отправиться в Москву со мной и Ксюшей или остаться с родным братом в детском доме. И Сережа выбрал брата. У него хватило мужества отказаться от подписания согласия. Когда я узнала об этом, попросила не мучить ребенка и сказала, что возьму обоих».

В московской опеке Елене отказали в ее желании взять еще двоих детей.

Женщина решилась на кардинальный шаг: продала свою квартиру в столице, потеряв московскую прописку, и купила дом в Наро-Фоминске: подмосковная опека дала Елене добро еще на двоих детей.

На продажу квартиры, покупку дома, его обустройство и оформление всех документов на мальчиков ушло почти два года — когда бумаги были на руках у Елены, она вместе с Ксюшей отправилась за Сережей и Антоном. Тем на тот момент было уже почти 14 и 12 лет.

«Когда я прилетела за Сережей, он сразу бросился мне на шею, а вдалеке где-то маячил тенью Антон. Сережа мечтал попасть к нам в семью, а Антон вообще не имел представления, что такое семья — рассказывает героиня, — Тем не менее, все оказалось совсем не так, как мне описывали. Антон, вот этот якобы хулиган, оказался эмпатом, человеком, который обладает высокой степенью сочувствия. Сначала он ко мне даже не подошел, наблюдал за мной издалека. Но половины дня ему хватило, чтобы «считать» меня, мою душу. К вечеру он подошел ко мне, взял за руку и назвал мамой».

По ее словам, адаптация у Антона заняла полдня и про его хулиганство больше никто не слышал. Даже Сережа привыкал к семейной жизни дольше.

Помогающие профессии

Елена делится, что все ее дети мечтают о помогающих профессиях. Самый старший, Костя, любит животных и работает управляющим в зоомагазине. Вместе с ним в семье Бекетовых появилась шиншилла, а потом… овчарка, влчак (смесь волка и собаки), кошки и крысы. Все животные (сейчас их восемь), как и дети, с непростой судьбой. Большинство попали к Бекетовым из приютов.

Любовь Кости к животным передалась всем детям, но особенно Антону. «Они слушаются одного его взгляда, они его обожают», — делится Елена, добавляя, что мальчик мечтает стать кинологом.

Его старший брат (Сережа) говорит, что в будущем станет работать директором детского дома.

Ксюша мечтает стать психиатром, а Денис грезит о работе пожарным.

«Я понимаю, что Дениска несколько инфантильный — в свои 13 лет он выглядит на семь, а ведет себя на пять — что ни на какой пожар его никто никогда не пустит. Но я не подрываю его веру в эту мечту. Кто знает, как у него сложится жизнь и какие горизонты ему откроются», — делится Елена.

Жизнь как в раю

Елена смеется, что сейчас у нее дома своеобразный Крайний Север, о котором она мечтала с самого детства, а она теперь стала главой рода, «матриархом», прямо как женщины у народов, к которым принадлежат Ксюша, Денис, Сережа и Антон (детям 16, 13, 15 и 13 лет соответственно, старшему мальчику, Косте, 20 лет — «Газета.Ru»).

Хотя ее дети уже не росли в своих национальных культурах, Елена старается, чтобы ребята знали о своих корнях. В семье Бекетовых знают предания северных народов и почитают их.

«Я воспитываю детей согласно долганской пословице «Мужчина должен быть без страха, а женщина умная, как росомаха», — рассказывает Елена, добавляя, что также для нее важно, чтобы ее дети выросли порядочными и добрыми людьми.

Она нисколько не жалеет, что решилась создать семью после 50. И считает, что все сложилось как нельзя лучше:

«Я совсем не жалею об этом решении. Представьте садовника, который всю жизнь сажал сады другим людям, а в 50 лет решил обустроить сад для себя. Конечно, у него это получится, и очень хорошо».

Елена благодарит Таймырскую, и конкретно Дудинскую опеку, детский дом «Ромашка», без которого у нее не было бы таких замечательных детей. «Эти люди действительно делают все, чтобы дети нашли семьи. Благодаря им я каждый день просыпаюсь и думаю: я в раю», — улыбается Елена.

Источник информации: «Газета.Ru» https://www.gazeta.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2024 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам
Политика конфиденциальности
Яндекс.Метрика