ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

В Крыму врачи две недели не оказывали помощь роженице-сироте

Жители Крыма возмущены тем, что произошло с 20-летней сиротой. В середине февраля Екатерина Копаненко родила мальчика. В джанкойском роддоме ей сделали кесарево сечение, возникли осложнения. В результате ребенок оказался на ИВЛ с диагнозом «отек мозга». А саму Екатерину выписали домой с разошедшимися швами. Через несколько дней у нее поднялась температура, но в больнице, куда ее доставила скорая, живот смазали йодом и порекомендовали ходить в поликлинику на перевязки. Заставить врачей лечить Копаненко удалось только после резонанса в соцсетях.

«Я живого человека такого цвета не видела»

Екатерина Копаненко из поселка Мирновка Джанкойского района лишилась матери в 16 лет. Жила с бабушкой и братом, но их тоже не стало. Наталья Дербина, волонтер движения «Мы вместе», знает ее с детства. «Я работаю худруком Дома культуры в Мирновке. Катя ходила ко мне на кружки. После девятого класса стала учиться на повара, но мы поддерживали связь», — рассказывает Дербина РИА Новости.

С отцом ребенка брак не зарегистрирован. «Он хороший мальчик, — говорит Наталья. — Но в сложившейся ситуации молодые родители без посторонней помощи не справились бы».

Катя позвонила Наталье после родов — «попросила найти молокоотсос». Дербина привезла, девушка сообщила, что ей сделали кесарево, ребенка забрали в детскую больницу, а саму ее оставили долечиваться.

«В конце февраля она пришла ко мне вернуть молокоотсос. Вся белая-белая. Я живого человека такого цвета еще не видела. Сама Катя маленькая, худенькая. Показала мне фотографию своего живота: после того как швы сняли, появилась дырка. Она обратилась к доктору, который делал кесарево. Тот ее успокоил, дескать, ничего страшного: так бывает, заживет. И Катю выписали домой».

«Ни разу не видела таких швов»

Но швы продолжали расходиться, гноились, поднялась температура. Копаненко вызвала скорую, ее доставили в ЦРБ Джанкоя. Врачи в приемном отделении, по словам Натальи, были недовольны, что пациентку привезли вечером. «Что-то почистили, помазали йодом и — домой. Я предложила съездить вместе с ней в приемный покой еще раз».

В больнице была уже другая смена. Но отношение прежнее. «Хирурги посмотрели, промыли шов, поставили дренаж. Как мы потом выяснили, ей запихали в рану полметра бинта с йодом». Дербина поинтересовалась, что с Екатериной, не грозит ли сепсис. «Говорят: ничего страшного, все нормально. Завтра в поликлинике сделают перевязку, а сама пусть ничего не трогает. И удалились. Я опомнилась, догнала их на этаже, спросила: «Может, хотя бы анализы возьмете? Она же вся белая». В ответ: «Ну, если хотите, скажите медсестрам».

Результаты анализов, уточняет Дербина, никого не интересовали: «Мы долго ждали врача, но он не вернулся. Ей даже температуру не измерили». Женщины уехали по домам.

«Я позвонила знакомой из Красногвардейского роддома, где мне в свое время оказали квалифицированную помощь. Скинула Катину фотографию и анализы. Врач была в шоке — ни разу не видела таких швов. Начался воспалительный процесс».

Медик предложила срочно привезти Катю. «Я предупредила, что она сирота, у нее нет денег на платное лечение. «Не нужно денег, я ей все дам, надо посмотреть вживую, а не по фото». Еще с одним волонтером первого марта приехали. Врач осмотрела: «Это кошмар, ей кожу йодом сожгли, сделали еще хуже, теперь просто так не вылечить, нужны капельницы и, возможно, хирургическое вмешательство. А по-хорошему надо швы переделать: у девочки весь живот разворочен, даже если заживет, останется безобразный шрам».

«Пошло бы заражение»

Доктор, что приняла Екатерину, по словам Натальи, составила заключение на двух листах, требовалась срочная госпитализация. «Но у нас просто так направление в больницу никто не выдает». Наталья позвонила руководителю крымских волонтеров Валерии Петрусевич. «Мы не собирались скандал раздувать, хотели помочь девочке. Я и главе сельсовета потом скидывала фотографию шва, та удивилась, почему Катя с ней сразу не связалась. Но она и мне бы ничего не сказала, если бы не пришла с молокоотсосом. Так бы и ходила на перевязки, как врачи велели. И в конце концов случилось бы заражение».

Валерия Петрусевич обратилась в медучреждение, где рожала Екатерина, но там ей заявили: «Хватит паниковать, нормальные швы». Тогда общественница разместила в соцсетях пост и выложила снимок разъехавшегося загноившегося шва с тремя дырками. «Температура пятый день более 39, а как выглядят «нормальные», по мнению больницы, швы через три недели после кесарева, мы прикрепляем. Речь идет о здоровой 20-летней девушке без хронических заболеваний, сахарного диабета, ВИЧ или других болезней, осложняющих ситуацию», — отметила Петрусевич.

«После публикации ситуация с «нормальными швами» изменилась: девушку буквально через сорок минут госпитализировали в роддом Джанкоя, а на следующее утро перевезли в Симферополь, в республиканскую больницу имени Семашко», — сообщила Валерия РИА Новости.

Там — немедленно под капельницу. «Сейчас ей лучше».

Сын Кати также находится в Симферополе, в детской больнице. «Мальчика во время кесарева вытаскивали вакуумом, результат — отек головного мозга. Ввели в искусственную кому», — уточнила Петрусевич.

По словам общественницы, информация из соцсетей дошла до министра здравоохранения республики Александра Остапенко и главы Крыма Сергея Аксенова. После госпитализации молодой мамы в медучреждениях, затронутых этой историей, начались «вечерние собрания и совещания». Петрусевич опасается, что медицинские документы могут подделать: «потому что ни о какой электронной базе речи нет, а ей на руки не выдали ни выписок, ни эпикризов». В больнице, по ее словам, утверждают, что передали их участковому фельдшеру, но он это отрицает. Причем на саму Катю сейчас «давят» из-за того, что «подняла такой шум».

Боится брать трубку

Связаться с Екатериной Копаненко РИА Новости не удалось. Наталья Дербина объяснила: «Катя боится брать трубку. Ей звонил следователь, она испугалась. Я сказала, что ничего плохого ей не сделают, наоборот, хотят защитить».

В ГСУ СК по Республике Крым и городу Севастополю сообщили, что организовали проверку по информации из соцсетей.
В Минздраве региона нас также заверили: «По ситуации проводится служебная проверка». В ведомстве отметили, что пациентку осмотрела чуть ли не вся медицинская верхушка — главный внештатный специалист по акушерству и гинекологии и главный внештатный терапевт министерства, замглавврача больницы и заведующая гинекологическим отделением. Копаненко сейчас в удовлетворительном состоянии. А ее сын находится в ГБУЗ РК «Республиканская детская клиническая больница». Он, по словам чиновников, готов к выписке.

Катя сильно переживает за сына. «Ей врачи повторяют, что его состояние стабильное, а большего по телефону сообщить нельзя. Сама она не может никуда поехать — минимум неделю пробудет в стационаре», — говорит Наталья Дербина. Отец мальчика официально его близким родственником не считается, пока не оформлены соответствующие документы. И тоже пребывает в неведении.

«То, что малыш вышел из комы, в которой находился несколько дней, и набирает вес, это хорошо, — рассуждает Наталья. — Но что с ним будет после такого диагноза — большой вопрос».

Волонтер не ожидала подобной реакции, когда подняла шум и обратилась к коллегам за помощью: «Сама в шоке от такого резонанса». Однако уверена, что поступила правильно. А врачам и чиновникам это должно послужить уроком.

Источник информации: РИА Новости https://ria.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2021 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика