ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Состояние здоровья истца и закрепление права на жилое помещение в 1998 году объективно препятствовало своевременной реализации имеющейся социальной льготы в самостоятельном порядке — не привело к лишению права сироты на получение жилья в том виде, в каком оно сформулировано Федеральным законом № 159-ФЗ от 21.12.1996 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Новосибирского областного суда установила факт невозможности проживания сироты в сохраненном жилом помещении и обязала Администрацию Кировского района г. Новосибирска включить его в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями.

Заявитель относится к числу детей-сирот, родители лишены родительских прав. Распоряжением от 06.11.1998 года за сиротой было закреплено право пользования комнатой жилой площадью 12,2 кв. м в трехкомнатной <адрес>. Проживание в указанном жилом помещении является невозможным, так как площадь помещения, приходящаяся на него, менее учетной нормы.

В 2013 году сирота обратился в межведомственную комиссию с заявлением об установлении факта невозможности проживания в занимаемом жилом помещении, в удовлетворении которого ему было отказано со ссылками на тот факт, что заявитель не относится к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа указанной категории в связи с достижением возраста 23 лет до фактического обеспечения жилыми помещениями.

На основании изложенного истец просил суд установить факт невозможности его проживания в ранее занимаемом жилом помещении, расположенном по адресу: <адрес>. Обязать администрацию включить его в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями. Обязать Мэрию предоставить ему жилое помещение в черте <адрес>, общей площадью не менее 30 кв.м на условиях договора найма специализированного жилого помещения.

Решением Кировского районного суда от 27.10.2014 в удовлетворении исковых требований ему было отказано. Сирота обжаловал указанное решение в апелляционной инстанции.

В обоснование доводов жалобы указывается, что судом при вынесении решения не был учтен факт наличия у заявителя серьезного диагноза. Заявителю в 1997 году был поставлен диагноз — олигофрения в степени дебильности, что подтверждается справкой от (дата). Несвоевременность значимых действий заявителя в отношении защиты своих законных прав и интересов, в том числе, является следствием наличия соответствующего диагноза.

Полагает, что само по себе достижение лицом установленного законом возраста не может являться основанием для лишения его гарантированного и нереализованного права на предоставление жилья, которое не было им получено, и не освобождает соответствующие органы от обязанности предоставить жилое помещение.

Судом не учтено, что факт невозможности проживания в закрепленной комнате в связи с достижением возраста 23 лет установлен не был. Само по себе отсутствие в списке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, не может расцениваться как безусловное основание для отказа в обеспечении указанных лиц жилыми помещениями. Заявитель указывал на тот факт, что право на обеспечение его жилым помещением разъяснено надлежащим образом не было, работа по вопросу принятия заявителя на учет в качестве нуждающегося уполномоченными органами не проводилась.

Администрацией Кировского района г. Новосибирска представлены возражения на апелляционную жалобу ФИО, в которых содержится просьба об оставлении обжалованного решения суда без изменений, мотивированная тем, что в силу решения от 24.11.2010 ФИО вне зависимости от наличия либо отсутствия у него заболевания не относился к категории детей-сирот, в связи с чем не подлежал постановке на учет. Доводы жалобы не имеют правового значения.

Судебная коллегия пришла к следующим выводам.

Как установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, ФИО, <…> г.р., обратился в Администрацию Кировского района г. Новосибирска, а также в Межведомственную комиссию по установлению факта невозможности проживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с заявлениями о включении его в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями, а также установлении факта невозможности проживания в ранее занимаемом жилом помещении. Приказом Администрации Кировского района г. Новосибирска № 1991-од от 13.11.2013 года и протоколом № 3 от 09.12.2013 года Межведомственной комиссии ФИО отказано во включении в указанный список и в установлении факта невозможности проживания в занимаемом жилом помещении.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований исходя из положений ст. 8 Федерального закона РФ № 159-ФЗ от 21.12.1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для включения ФИО в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями.

При этом суд исходил из того, что до 01.01.2013 у заявителя отсутствовало право на предоставление жилого помещения как лица, оставшегося без попечения родителей, а после указанной даты он уже не относился к категории лиц, оставшихся без попечения родителей, в связи с чем у него не возникло право на обеспечение жилым помещением по основаниям, предусмотренным Федеральным законом РФ № 159-ФЗ от 21.12.1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Судебная коллегия не соглашается с указанными выводами суда первой инстанции, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального права.

Делая вывод об отсутствии у истца права на предоставление жилого помещения по основаниям, предусмотренным Федеральным законом РФ №159-ФЗ от 21.12.1996 г., суд первой инстанции сослался на решение Кировского районного суда г. Новосибирска от 24.11.2010 по другому гражданскому делу заявителя.

При этом суд не учел, что указанное решение не имеет преюдициального значения для настоящего спора, поскольку принято по иным требованиям и основаниям, а предметом судебного рассмотрения не являлся вопрос о возможности реального проживания ФИО в закрепленном за ним распоряжением Администрации Кировского района г. Новосибирска №№ от 06.11.1998 жилом помещении.

С момента закрепления за заявителем права на комнату и до настоящего времени жилищные условия его проживания не изменились.

Закрепление за ФИО права на жилое помещение согласно распоряжению Администрации Кировского района г. Новосибирска № 1286-р от 06.11.1998 не привело к лишению истца права на получение жилья в том виде, в каком оно сформулировано Федеральным законом РФ № 159-ФЗ от 21.12.1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» в редакции, действовавшей до 01.01.2013, поскольку реальное проживание в закрепленном жилом помещении не соответствовало его интересам и являлось невозможным как в силу того, что на каждого проживающего уровень обеспеченности общей площадью жилого помещения составлял менее учетной нормы в 12 кв. м, установленной распоряжением Администрации Новосибирской области от 23 июня 2005 года № 199-р, так и в силу того, что в соответствующем жилом помещении уже была зарегистрирована и осталась проживать вплоть до настоящего времени мать истца, лишенная в отношении него родительских прав.

Таким образом, вывод суда первой инстанции об отсутствии у ФИО по состоянию на 01.01.2013 права на обеспечение жилым помещением по правилам, установленным Федеральным законом РФ № 159-ФЗ от 21.12.1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», является ошибочным.

В настоящее время ФИО на учете нуждающихся в жилом помещении не состоит, своевременно, до достижения 23 лет не встал на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и не реализовал право на предоставление жилого помещения как лицо, отнесенное к категории «дети-сироты».

Указывая, что с достижением возраста 23 лет ФИО утратил право на обеспечение жилым помещением, суд первой инстанции не исследовал юридически значимые для правильного разрешения дела обстоятельства — причины, в силу которых истец в возрасте до 23 лет не был поставлен на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении и не смог реализовать право на обеспечение жильем.

Как следует из писем Администрации Кировского района г. Новосибирска от 09.04.2010 № И-527 и от 16.06.2011 № 1092, ФИО до достижения возраста 23 лет предпринимал попытки встать на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении.

В период с 09.10.1998 по 04.09.2002 истец находился Детском доме №, с 05.09.2002 по 31.08.2009 в Специальном (коррекционном) детском доме № а с 01.09.2005 по 30.06.2007 обучался в Профессиональном училище №

Однако ни администрацией образовательных и иных учреждений, в которых обучался и (или) воспитывался истец, ни органом опеки и попечительства не были надлежащим образом выполнены обязанности по защите прав истца в тот период, когда он был несовершеннолетним. Указанные лица не обеспечили защиту жилищных прав несовершеннолетнего ФИО, в том числе применительно к постановке его на учет нуждающихся в жилых помещениях, что привело к нарушению его права на предоставление жилого помещения, гарантированного государством.

Кроме того, заявитель с детства страдает олигофренией в стадии дебильности, что ограничивает возможности его социальной адаптации. Таким образом, состояние здоровья истца объективно препятствовало своевременной реализации имеющейся социальной льготы в самостоятельном порядке.

Учитывая данные обстоятельства, судебная коллегия приходит к выводу о наличии уважительных причин, по которым истец своевременно не реализовал принадлежащее ему право на социальную льготу, предусмотренное Федеральным законом РФ № 159-ФЗ от 21.12.1996 г. «О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей».

Установленные фактические обстоятельства свидетельствуют о сохранении у истца права на получение соответствующей меры социальной поддержки, несмотря на превышение предельного возраста, установленного законом, и необходимости его судебной защиты.

Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 12 февраля 2015 года № 33-868/2015 размещено на нашем сайте в разделе «Судебная практика» подраздел «Решения судов субъектов РФ»



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2017 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика