ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Отниматели жизней

Ну вот, вроде и все, — на прошлой неделе Московский городской суд поставил точку в деле Ирины И. — «возрастной» сироты, инвалида второй группы с детства, проживающей в ПНИ № 20 г. Москвы.

Ирина — «отказница», родилась в Москве, когда был еще Советский Союз. Ее мать дважды написала заявление на имя главного врача роддома о том, что отказывается от родительских прав в отношении новорожденной дочери. Вслед за этим — череда сиротских учреждений: дом ребенка № 5 для детей с органическим поражением ЦНС с нарушением психики, дошкольный детский дом № 11, детский дом-интернат № 11 для умственно отсталых детей (! именно так назывались эти учреждения до недавнего времени).

В возрасте 20 лет Ирина была направлена в ПНИ № 20, где проживает до настоящего времени; с 2012 года работает кухонным рабочим в столовой высшего учебного заведения системы МВД России.

Когда Ирине исполнилось 18 лет она по действовавшему законодательству, как не имеющая никакого жилья, подлежала обеспечению во внеочередном порядке благоустроенным жилым помещением. Однако, в тот момент Ирина не только не имела никакого образования (даже начального), но и в силу заболевания не могла проживать самостоятельно. Из одного стационарного учреждения системы соцзащиты Москвы, в котором проживала с 10-ти летнего возраста, была переведена в другое стационарное учреждение.

В тот период, обращение по вопросу обеспечения ее жильем было не только преждевременным, но и бессмысленным. Да и вряд ли Ира знала, как и куда по этому вопросу следует обращаться. Прочитать о своих правах она уж точно не могла, хотя бы потому, что читать не умела.

Ирина — труженица и из тех, кто не сдается. Решила добиться того, чтобы выйти из ПНИ и жить своей жизнью.

1 июля 2015 г. врачебная комиссия ПНИ вынесла заключение, что Ирина может жить самостоятельно.

И тут началось.

Выяснилось, что для того, чтобы рассмотреть вопрос о предоставлении Ирине жилья как сироте на Комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот, сначала нужно чтобы другая комиссия — по определению возможности самостоятельного проживания детей-сирот — подтвердила заключение врачебной комиссии ПНИ о том, что Ирина может жить самостоятельно.

Но эта другая комиссия никак не могла рассмотреть вопрос Ирины, так как у чиновников появились сомнения, а можно ли ее отнести к оставшимся без попечения родителей в несовершеннолетнем возрасте. Действительно, подумаешь, что мать отказалась от нее в родильном доме и все 18-ть лет жизни, вплоть до совершеннолетия, Ирина воспитывалась в сиротских учреждениях и находилась на полном государственном обеспечении. Однако для мудрых людей из департамента соцзащиты и подведомственного департаменту ГБУ Центр «Детство», этих обстоятельств показалось недостаточно. Ирину направили в суд устанавливать юридический факт, что в несовершеннолетнем возрасте она осталась без попечения родителей. Доказывать очевидное и бесспорное.

Суд, конечно, этот факт установил. Но и время было потрачено. В результате, Межведомственная комиссия по определению возможности самостоятельного проживания детей-сирот, два года спустя после заключения врачебной комиссии ПНИ (7 июля 2017 г.) подтвердила: да, Ирина может жить самостоятельно. Действительно, куда спешить-то.

Еще через три месяца, в сентябре 2017 года вопрос Ирины был наконец-то рассмотрен на Комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот.

Вы удивитесь, но Комиссия ОТКАЗАЛА в предоставлении жилья Ирине в связи с отсутствием документов, свидетельствующих о том, что в период отнесения к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Ирина имела право на обеспечение жилым помещением, но по объективным причинам оно не было реализовано.

Члены Комиссии посчитали, что сирота, которая на момент совершеннолетия не имела абсолютно никакого жилья, совсем не обязательно подлежала обеспечению жилым помещением в льготном порядке. А, во-вторых, то, что Ирина, являлась инвалидом с детства (инвалидность оформлена бессрочно), не могла проживать самостоятельно и в связи с этим из детского дома-интерната была переведена в ПНИ, совсем не является уважительной причиной того, что она до достижения 23-х лет не была обеспечена жильем. Проще говоря, Комиссия решила, что сирота пропустила срок на обращение за льготным обеспечением жильем, и, видимо, должна была обратиться за предоставлением жилья, так сказать, впрок на будущее. И, что еще более интересно, не умея ни читать, ни писать, должна была каким-то невероятным образом узнать о своем праве на жилье и письменно обратиться за его предоставлением.

Ирина ожидала решение Комиссии больше двух лет, все это время жила надеждами, считала, что еще немного и у нее будет свой дом, которого у нее никогда не было, появиться возможность создать семью, жить своей, обычной жизнью.

Сказать, что решение Комиссии было для Ирины ударом — означает не сказать ничего.

Знакомые посоветовали оспорить решение Комиссии в суде. Обратилась в какую-то юридическую фирму, которую нашла в интернете. Там ей составили не только безобразный иск, но и подали его не в тот суд.

Между прочим, «добрые» люди из юридической фирмы, которая называется ООО «Альтеза», взяли с сироты-инвалида за крайне сомнительную юридическую помощь всего-то ничего — 161 тысячу рублей. То есть фактически все средства, которые она накопила, работая за скромную зарплату рабочим столовой ВУЗа.

Ответчики по иску Ирины — Комиссия по решению жилищных вопросов детей-сирот, Департамент городского имущества Москвы, Департамент труда и социальной защиты населения Москвы, ГБУ г. Москвы центр по защите прав детей «Детство». То есть как раз все те (или почти все), кто должен не покладая рук защищать права сирот, особенно тех, кто всю свою жизнь провел в учреждениях соцзащиты.

Но представители ответчиков не только жестко возражали против удовлетворения иска, полагая, что у сироты нет права на льготное обеспечение жильем, но и не посчитали нужным заявить суду, что дело слушается с грубым нарушением правил подсудности, вероятно лелея надежду, что для судьи это совершенно новое дело и они всем гуртом, численным перевесом, смогут убедить суд, что исковые требования инвалида не подлежат удовлетворению. В общем, — те еще жулики.

Неудивительно, что Гагаринский районный суд г. Москвы в иске сироты отказал. Ирина узнала об этом не сразу, и для нее это был еще один удар.

Крестная посоветовала Ирине написать письмо Уполномоченному по правам человека в РФ Москальковой Т.Н., сотрудники аппарата которой обратились к Гагаринскому межрайонному прокурору Москвы с просьбой выступить в защиту интересов Ирины в суде.

Гагаринская межрайонная прокуратура предъявила в интересах Ирины иск в Пресненский районный суд, в котором просила признать за ней право на льготное обеспечение жильем.

Именно в этот момент руководитель Центра «Соучастие в судьбе» вступил в оба дела в качестве представителя Ирины.

Пресненский районный суд г. Москвы удовлетворил иск прокурора, но на него была подана апелляционная жалоба ответчиками.

Одновременно нам удалось добиться восстановления Ирине срока на обжалование решения Гагаринского суда г. Москвы (по первому иску) и подготовить убедительную апелляционную жалобу.

На прошлой неделе, судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда отменила решение Гагаринского районного суда г. Москвы и приняла по делу новое решение, которым удовлетворила исковые требования Ирины — решение Комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот об отказе в предоставлении ей жилья признано незаконным. Суд признал за Ириной И. право на льготное обеспечение жилым помещением как за лицом из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Что же в итоге?

Прошло почти четыре года с того момента, когда врачебная комиссия ПНИ вынесла заключение о возможности Ирины жить самостоятельно. Четыре года назад Ирина должна была покинуть стены ПНИ, начать жить своей жизнью, в своем доме, как ей это гарантировано законом.

Но Ирина продолжает жить в ПНИ.

Система соцзащиты не только отняла у нее как минимум эти четыре года жизни, но и неистово, с остервенением боролась с сиротой-инвалидом в судах, не допуская мысли, что она может получить жилье и жить как обычный человек.

Уму непостижимо, но все усилия представителей городских властей были направлены не на то, чтобы поддержать сироту-инвалида за стенами ПНИ, а исключительно на то, чтобы не допустить отмену незаконного, несправедливого решения Комиссии по ее жилищному вопросу.

Состоялось несколько судебных заседаний по делу Ирины, как в районных судах, так и Московском городском суде, на каждое из которых приходили три представителя от ответчиков — Комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот, Департамента труда и социальной защиты населения и Департамента городского имущества.

Бред, который несли в судебных заседаниях эти граждане в обоснование своей незаконной позиции, не поддается описанию.

Слушая их, все время думал: «Каким же нужно быть мерзавцем, чтобы бороться с инвалидом-сиротой, к тому же не имеющим образования».

Нужно не иметь совести, чтобы раз за разом принимать незаконные решения об отказе таким сиротам-инвалидам в предоставлении жилья и заставлять этих ребят защищать свои права в суде.

Чудовищность ситуации еще и в том, что дело Ирины не является единичным. Добиваться в судах отмены незаконных решений Комиссии по решению жилищных вопросов детей-сирот пришлось проживающим в ПНИ инвалидам-сиротам Аркадию Ш. и Вячеславу С. (ПНИ № 16), Любе А. и Ирине М. (ПНИ № 4), Виктории Е. и Алексею Л. (ПНИ № 13), Евгению Б., Валерию В., Ивану Н., Маргарите М., Евгению К., Ирине Д. (ПНИ № 13) и другим. Судебными актами решения Комиссии по всем этим сиротам-инвалидам признаны незаконными и отменены.

Последовательную незаконную позицию городских властей в отношении сирот-инвалидов, проживающих в ПНИ, по вопросу нарушения их права на обеспечение жильем и выходу в самостоятельную жизнь подтверждает и то, что пройдя апелляционную инстанцию, сначала Комиссия по решению жилищных вопросов детей-сирот, в лице юристов ГБУ Центр «Детство», а затем — Департамент городского имущества г. Москвы, маниакально подают кассационные жалобы в Президиум Московского городского суда, в рассмотрении которых им было отказано (по делам Евгения К., Маргариты В., Ирины Д.).

На какую-то конструктивную, созидательную работу в отношении инвалидов, сирот представители этих органов уже давно неспособны.

А члены Комиссии, которые принимают уже не десятки, а сотни незаконных решений, что подтверждено судебными постановлениями, не несут за это никакой ответственности и уверены в своей полной безнаказанности. Они подло и трусливо прячутся за словами о том, что решения Комиссии принимаются коллегиально.

Однако это не так. Не трудно узнать кто и как из членов Комиссии голосовал по конкретному вопросу того или иного сироты. А значит, легко установить их некомпетентность, трусость и безразличие к судьбам сирот.

А.Головань, Исполнительный директор Благотворительного центра «Соучастие в судьбе»



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2019 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика