ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

НЕВОСПОЛНИМАЯ УТРАТА

Елена Сергеевна Брускова, основатель и первый президент Детских деревень-SOS Россия, скончалась на 88-м году жизни.

Елена Брускова: «С одиночеством борется только любовь».

На 88 году жизни скончалась Елена Сергеевна Брускова — замечательный журналист, основательница Детских Деревень SOS.

Елены Сергеевны не стало 24 января. Месяц назад, 25 декабря, ей исполнилось 87 лет. Но многие ее коллеги по-прежнему звали ее просто Лена. Тепло и по-домашнему. Маленькая, седая, она поражала взглядом удивительно молодых глаз — темных, мудрых, цвета спелой вишни, — и фантастической скромностью. При том, что на самом деле в ее жизни, как говорили когда-то, «было место подвигу». Обычному, гражданскому. Но, если бы нечто подобное совершали все, на этой земле было бы значительно меньше горя и боли.

Когда-то, в 70-е годы, она была корреспондентом «Комсомолки» в Австрии. И как журналист, столкнулась с явлением, показавшимся ей фантастическим: в капиталистической стране не было сирот. А те, которые были, не чувствовали себя обделенными, поскольку жили в удивительных «детских деревнях». Зная, как обстоит дело с сиротами в «счастливой стране Советов», Елена Сергеевна загорелась идеей создания подобных деревень на родине.

Сиротство она не просто знала, а чувствовала кожей. Ее отца репрессировали в 1937 году. Через семнадцать лет он «вернулся в понедельник, а во вторник умер» — рассказывала она. Ну а мама всю войну провела на фронте. И они с сестрой были одни. Сиротами поневоле.

…Ей было уже немало лет, когда она начала создавать «Детские деревни SOS». Читатели «Комсомолки» знают, что это. Знают это и те, чья жизнь благодаря созданию этих деревень, потекла по-другому. Потому что это — модель спасения сирот, которую давным-давно знают более чем в 134 странах мира и до сих пор плохо знают у нас.

Первая Детская деревня-SOS появилась в подмосковном Томилино в 1996 году. Сейчас их шесть — есть также под Кандалакшей, Питером и Орлом…
Пару лет назад, когда она дописывала книгу о сиротах, ее спросили: «Ты счастлива, наконец? Ты же сделала главное дело своей жизни?», она отвечала «Конечно, нет».

«Мне не дает покоя, меня мучает одна мысль: почему хотя бы одно государственное лицо, хотя бы один государственный чиновник, который обязан отвечать за сирот, не приехал к нам в детские деревни, чтобы понять, разобраться в нашем опыте – нельзя ли что-то перенять? Ведь во всем мире, там, где есть детские деревни, нет детских домов старого казенного типа! У нас такие детдома, что надо кричать «Караул!» Весь уклад жизни в детских домах ведет к полному иждивенчеству. Как запеленали, принимая ребенка, так запеленутым он и живет…».

Главное, что было в этих деревнях, — отсутствие казенщины. И — присутствие семейной жизни, то есть главного, чего лишаются сироты, казалось бы, по определению. Скромный дом на шесть-восемь детей — вместо огромных спален, из которых нельзя выбить дух казармы.

И еще была мама. Мама! По профессии, но…

«Мама – это профессия, работа, она получает за нее зарплату. Мама готовит, стирает, ходит в магазин за продуктами, убирает. Но это еще и просто мама, которая тебя любит. Когда приводит в школу, говорит – это мой сын или моя дочь. Ну все, как в обычной, нормальной семье. По нашим правилам, мама – главная фигура детской деревни. И самая независимая. Не директор деревни, а именно она. Директор не должен вмешиваться в семейную жизнь, он только может помочь. Сравни с воспитательницей детдома – она существо подневольное, работает по указанию свыше. Да и не одна она на ребенка, там же сменные воспитатели – трудно установить эмоциональный контакт. А у нас, как написала одна наша выпускница: «Мы пришли к чужой женщине, а уходим от любящей мамы»…».

Удивительно, но в этой простой, в общем-то, схеме, было заложено спасение не одной стороны. Мамами в таких деревнях в основном становились женщины, у которых в силу тех или иных причин не сложилась семейная жизнь. Но по семье они тосковали, тосковали по детям, которых не было.
И тут — находили их.

«Как говорил Генрих Гмайнер, великий человеколюбец, сразу после Второй мировой войны придумавший эту систему воспитания сирот: «Встречаются два одиночества»…

На «должность мамы» женщин отбирала не Брускова, а психолог. Но Елена Сергеевна этот секрет знала и сама — у таких женщин, которые могут стать мамами, «глаза горели…»

Итог: за годы существования проекта из него ушли всего несколько «мам». Остальные — становились настоящими мамами. Потому что любили своих детей. Без ковычек — своих.

…Вопрос — как ей хватило сил на все это — останется, наверное, без ответа. Своими свершениями она не хвасталась, она ими жила. Сейчас, когда проблема усыновления сирот — вернее, неусыновления их — по-прежнему остра, Елена Брускова наглядно показала один из путей ее решения, преодолев огромное количество препон.

«Детдом – знак беды. Он не создает, а разлучает семьи, точнее, ее осколки. У нас возрастные детдома. Получается, брат в одном, а сестра или другой брат – в другом, часто в каком, дети и не знают. Иногда ищут потом друг друга, иногда уже и не ищут: родственные чувства глохнут… Мы детей не разлучаем. Если ребенок не знает, где его брат или сестра, сами ищем их, чтобы соединить в семье. У нас семья, а не уч-реж-де-ни-е.»

Все проблемы детдомов она знала как свои пять пальцев. Изучала изнутри. Обдумывала и докапывалась до истины — где именно заложена проблема, отчего ее трудно решить. Очень часто отыскивала первопричину. Например, известно, что одна из проблем бывших детдомовцев — их крайне трудная социальная адаптация. Выйдя, вернее, вылетев из стен детдома, вчерашние воспитанники госучреждения часто не способны решить простейшие задачи, они неграмотны в чисто бытовом смысле. Когда-то Брускова была изумлена, узнав, что в детдоме детям запрещают заходить на кухню. В деревнях SOS такого запрета уже не было… И в 16-17 лет тут никто не просил подросших детей «с вещами на выход». Она создавала Молодежные дома — в которых жили бывшие воспитанники деревень, определяясь с профессией, работой…

«Иллюзии, ничего не доказано» — так могут сказать скептики. На все сомнения есть ответ. Бьющий наповал. Из основанных Еленой Брусковой деревень за все годы не сбежал ни один ребенок. Ни один! Потому что из теплого, ставшего родным дома — не бегут. И на «кривую дорожку», что, к сожалению, нередко случается с бывшими детдомовцами, вставали из «деревенских» лишь единицы.

Она говорила: «Доброта, самоотверженность наших мам производит на детей, не знающих материнской ласки, оглушающее впечатление…» На ее коллег «оглушающее впечатление» производило то, что смогла сделать эта женщина.

Создавая Детские деревни SOS, Елена Сергеевна трудилась исключительно на общественных началах, не получая за труды ни копейки — как и все президенты этой организации во всем мире. В последние годы она была уже не президентом, а почетным президентом российской организации Детские деревни SOS.

В «Комсомолке» она работала много лет — возглавляла школьный отдел, была обозревателем. Классным, по-настоящему классным журналистом. Потом работала в газете «Советская культура»…

Усилия Елены Сергеевны не были не замечены: она была награждена «Орденом Дружбы», орденом «За дело милосердия» — высокой наградой Патриарха, а также «За заслуги перед Австрией» — страны-первооткрывательницы этого высокого гуманистического начинания.

Ольга Кузьмина, «Вечерняя Москва», 25 января 2014 года.

Редакция «Вечерней Москвы» выражает глубокие соболезнования родным и близким Елены Сергеевны, ее коллегам по «Комсомолке» и «Культуре», всем замечательным людям, которые работали вместе с ней над созданием Детских Деревень.

Которые так хочется назвать теперь ее именем. Может быть, так и будет.

Светлый человек.

Светлая память.

Прощание с Еленой Сергеевной Брусковой состоится 28 января 2014 года в Прощальном зале морга Боткинской больницы в 10.30.

 

ПАМЯТЬ

Ольга Кучкина, обозреватель «Комсомольской правды»:

— Постоянно занимаясь выбиванием чего-то, этим сложнейшим делом, Елена Барускова оставалась очень жизнерадостным человеком, невероятно расположенным к человеку и человечеству. Знаете, когда в только пришла в «Комсомолку», меня удивило то, что при абсолютно седой голове у нее было такое молодое лицо… Она прожила… энтузиастическую жизнь. Сейчас это встречается не часто…

 

Алексей Головань, Исполнительный директор РОО Благотворительный центр «Соучастие в судьбе»:

— Мне повезло долгие годы знать Елену Сергеевну, многажды обсуждать с ней различные проблемы детей-сирот. Это удивительно интеллигентный, порядочный, милосердный, последовательный и преданный делу человек, необыкновенно обаятельная женщина. Я познакомился с Еленой Сергеевной заочно еще школьником, прочитав ее книгу «Спасенное знамя». Сейчас трудно себе представить, как в тяжелейшие 90-е годы ей удалось начать реализовать создание в России первой Детской деревни SOS, которая показала реальную модель семейного воспитания детей-сирот в условиях учреждения. Елена Сергеевна никогда не останавливалась на достигнутом, постоянно жила новыми планами по организации домов молодежи и открытию новых Детских деревень. Она верила в то, что она делает, и умела обратить в свою веру окружающих. Делала это без пафоса и показухи, но с душой и любовью. Нам будет очень не хватать мудрости, искренности и надежности Елены Сергеевны.

 

Коллектив Благотворительного центра «Соучастие в судьбе» выражает глубокие соболезнования родным и близким Елены Сергеевны Брусковой и коллегам из Российского Комитета SOS-Детские деревни. Светлая память.



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2017 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика