ВКОНТАКТЕ Телеграм YouTube

Нетоксичный развод: можно ли договориться о правах на ребенка до суда

В последнее время количество разводов в России растет. При наличии детей, согласно Семейному кодексу РФ, процедура расторжения брака проводится в судебном порядке. Даже если супруги расходятся мирно, для ребенка это всегда большой стресс. К сожалению, печальная статистика показывает, что полюбовно расходится очень маленький процент пар. Как сохранить роли «мама» и «папа» при разводе и не навредить при этом ребенку — в материале «Вечерней Москвы».

«Руки опускаются. Но я не поддаюсь этому»

С этих слов начала свою историю Анастасия, которая лишилась права видеться с собственным ребенком. Суд определил место его жительства с папой. Такое решение женщина посчитала несправедливым. Отец мальчика Николай в свою очередь заявил, что все произошло как положено.

По словам Анастасии, сначала все было хорошо. Влюбленность, свадьба, беременность — ребенок был желанный. А затем в дела молодой семьи вмешалась свекровь. Когда внуку было 10 месяцев, бабушка предложила молодым родителям поехать в Москву на заработки. Сначала предполагалось, что мужчина поедет один, но его мама стала наседать на невестку.

— Несмотря на его образ жизни, она сказала нам ехать вместе, потому что боится за него. Это было под таким предлогом: мол, вы семья, вы команда, должны друг другу помогать и поддерживать, — поделилась воспоминаниями девушка.

После долгих раздумий молодые люди все же оставили ребенка свекрови и уехали покорять столицу, смогли найти там жилье и работу.

Что повлияло на дальнейшую смену настроения супруга, неизвестно, но женщина заявила, что семейная идиллия продлилась ровно три месяца. По словам собеседницы «ВМ», ее муж бросил работу, начал пить и распускать руки.

— Тогда я и узнала всю сущность мужа и то, как он умеет ревновать. Не потому, что мне кто-то улыбнулся, а я в ответ. Просто потому, что сам по себе человек такой, — добавила она.

Позже ситуация стала еще больше ухудшаться. Супруги приехали в гости в родную станицу Обливская (Ростовская область — прим. «ВМ»), где Николай избил не только свою жену, но и отца. Как утверждает пострадавшая, в местной больнице ей отказали в снятии побоев, а нападавший не понес никакого наказания, кроме штрафа в размере десяти тысяч рублей. Анастасии ничего не оставалось, как вернуться обратно в столицу и продолжать работать. Возможности забрать ребенка с собой не было.

Уезжая, девушка составила нотариальное согласие на свекровь, доверив ей ребенка без права установления опеки.

— Этот документ был сделан строго на нее. Отцу ребенка доверять я уже не могла, — заявила мать малыша.

Потом из-за пандемии коронавируса девушка не смогла часто приезжать к сыну. Зато часто созванивалась с ним по видеосвязи. Тогда девушка стала замечать, что ребенок нередко ходит без одежды.

— Постоянно видела его голым. Растет как Маугли: вечно грязный и в синяках! — описала она.

После этого Анастасия поехала обратно в Ростовскую область с твердым намерением забрать мальчика к себе. К тому же она утверждает, что финансовое положение к тому моменту позволяло это сделать. Однако в телефонном разговоре со свекровью она услышала слова, ранившие ее больше, чем побои мужа: «Ребенка ты получишь строго через суд».

— Я не стала спорить и с этими условиями согласилась, — сказала молодая женщина.

Позже молодые люди приняли решение расстаться. На судебном заседании брак расторгли, а затем развод плавно перетек в определение места жительства ребенка.

— Суд отдал ребенка папе, несмотря на то, что тот имел административные правонарушения. Также суд не принял во внимание его судимость по 134-й статье («Секс с несовершеннолетней» — прим. «ВМ»), — сообщила Анастасия.

По ее словам, во внимание не были приняты ни ее положительные характеристики, ни тот факт, что у нее в собственности находится жилплощадь. Она высказала подозрения, что родственники мужа или заплатили ее адвокату, или договорились, поскольку все попытки обжаловать решение суда не были успешны.

После суда девушка виделась с сыном лишь однажды, когда в очередной раз приехала в станицу. Встреча длилась всего несколько часов — дольше не дали. Там она увидела, как ее свекровь общается с ребенком. А общалась «любящая» бабушка с использованием нецензурной лексики. Кроме того, Анастасия снова увидела на спине сына синяки.

Тогда она решила обратиться в опеку, однако ее представители никаких нарушений не выявили. Со свекровью и бывшим мужем после этого все контакты полностью прекратились.

— Обливская — это маленькая станица. Для деревни это нормально: прикрывать друг друга и защищать, — подчеркнула собеседница «ВМ».

Рассуждая на эту тему, Анастасия предположила, что у бывшего мужа есть связи в полиции. Добавила, что вызывала полицию в связи с тем, что не могла пообщаться с сыном после своей жалобы в опеку. Хотя все обязательства мать выполняет и платит алименты в срок.

— Значит, получается так, что ребенок — заложник обиженного мужа, просто разменная монета. Предполагаю, что на нем зарабатывают. Я не знаю, куда тратятся детские деньги, — рассказала отчаявшаяся женщина.

В свою очередь отец мальчика в разговоре с «ВМ» заявил, что после того, как суд определил место жительства ребенка с ним, мама мальчика больше не появлялась.

— Хотя я ей говорил, что можно к сыну заехать. В итоге она уехала молча, два года не приезжала, а сейчас вспомнила про него, — поделился Николай.

Мужчина подтвердил, что бывшая жена действительно звонила по видеосвязи, но это случалось изредка, а на постоянной основе общение она не поддерживала.

Кроме того, папа мальчика стал настаивать, что, бросив сына, мать получала детское пособие и «ни копейки не высылала». Что касается алиментов, о которых говорила Анастасия, он подчеркнул, что после решения суда его бывшая жена регулярно платит их в размере 5 тысяч рублей.

— А до суда даже столько не платила: то две тысячи, то три — так и платила вразнобой, — уточнил собеседник «ВМ».

Николай также добавил, что родители девушки в суде выступали на его стороне, с ними он поддерживает контакт, и с внуком они тоже общаются.

— Я не думаю, что ей нужен сын. Она просто играет на нервах. Честно, не знаю, для чего, — резюмировал он.

Как не потерять ребенка в случае развода?

Какой бы сильной ни была любовь в начале отношений, закончиться все может очень неожиданным образом. И сильнее всего в этой войне пострадают те, кто даже не участвовал в боевых действиях, — дети. Описанная выше история наглядно это демонстрирует. «ВМ» поговорила о данной ситуации с адвокатом и автором книг по защите детей Майей Шевцовой. Она отметила, что в таких случаях очень важно знать законы и готовиться к судебным разбирательствам как морально, так и юридически.

Говоря о подготовке, адвокат перечислила базовые условия, необходимые для того, чтобы обратиться в суд: подготовить жилую площадь, комфортную для проживания ребенка, — в ней должно быть все необходимое согласно его возрасту; предоставить документы, подтверждающую заработную плату, положительную характеристику с места работы, показания свидетелей.

С этим набором уже можно обратиться в суд с иском об изменении места жительства ребенка, а также об определении порядка общения. К иску приложить все собранные документы, предоставить доступ органам опеки и попечительства в квартиру, просить суд определить место жительства ребенка, при этом предложить определенный порядок общения ребенка с другим родителем.

— Проблема данной ситуации в том, что мать не смогла доказать суду, что имеет желание и возможности воспитывать своего ребенка. А то, что он проживал с отцом, было временной договоренностью, — прокомментировала Шевцова.

Также она обратила внимание на несколько особых моментов. Первым из них стал тот факт, что иск об установлении места жительства ребенка с ним был подан отцом. Если бы мама подала встречный иск об определении места жительства сына с ней, у суда был бы выбор, с кем оставить ребенка. В конкретном случае требования выдвинул только отец — от его позиции и отталкивался суд.

— В этой ситуации суд мог либо отказать, либо удовлетворить требования. В случае отказа место жительства было бы не определено вовсе, ведь мать не предложила определить место жительства ребенка с ней, — подчеркнула адвокат.

Кроме того, родителю, попавшему в подобные разбирательства, следует обязательно предоставить суду доказательства того, что у него имеется жилая площадь, на которой возможно проживание вместе со своим ребенком. Она уточнила, что если собственной недвижимости нет, то следует предоставить суду договор-основание, указывающий на возможность совместного проживания ребенка с родителем. Например, договор аренды квартиры.

Еще один важный аспект — как будет проходить общение с ребенком после развода и определения места его проживания.

— Во-первых, определение о месте жительства ребенка с одним родителем не означает лишение родительских прав другого. Оно не подразумевает запрета на общение — это незаконно, — пояснила Майя Шевцова.

Интересы ребенка в ситуации развода всегда должны ставиться на первое место, поэтому доступ к родителю, не лишенному родительских прав, он должен иметь. Адвокат особо выделила то, что невозможность общаться с ребенком обязательно нужно фиксировать.

— Если отец или мать препятствует общению, необходимо вызывать инспектора по делам несовершеннолетних, а также обращаться в органы опеки, — добавила она.

Дети не должны страдать

О том, как сделать процесс развода менее болезненным для ребенка, «ВМ» побеседовала с уполномоченным по правам ребенка в столице Ольгой Ярославской. Омбудсмен отметила, что очень большое количество обращений по определению места жительства ребенка поступает после суда.

— Потому что люди ссорятся, бегут в суд, разводятся, а после начинают делить имущество. И ребенка туда же: делят его «через запятую», как чемодан, — добавила она.

Ярославская затронула тему досудебного урегулирования при расторжении брака. Родители в такой момент не думают, с кем будет лучше их чаду, а хотят причинить друг другу боль. Потому что, если бы они ставили интересы ребенка выше всего, они бы сначала договорились.

— У нас очень недооценена медиация (комплексное альтернативное разрешение спора с привлечением профессионала — прим. «ВМ»). Ведь медиативное досудебное соглашение может обезопасить детей от произвола родителей, в том числе и в вопросах определения места жительства. Ведь, как правило, в первую очередь за этим всегда стоит месть, — рассуждает омбудсмен.

Она отметила, что в каждом семейном центре Москвы работает медиатор, готовый помочь. При работе со специалистом семья может получить консультацию и сесть за стол переговоров.

— Нужно поддерживать эту практику и действовать в интересах ребенка до заседания. Сначала договариваться о правах каждого родителя на ребенка и уже тогда идти в суд с этим решением. Надо сделать так, чтоб ребенок не страдал, — подчеркнула Ярославская.

Омбудсмен также рассказала о психологическом моменте в отношениях родителей и детей. Некоторые люди, сами выросшие в семьях, где родители развелись, рассуждают так: мол, я пережил, и он переживет. По ее словам, это совсем не так, и развод родителей в любом случае будет травматичным для ребенка, поскольку конфликты между мамой и папой, особенно судебные споры, крайне негативно отражаются на детской психике.

Кто такой медиатор?

— В теории медиация — полезный инструмент для урегулирования споров, однако именно в сфере урегулирования семейных конфликтов непопулярна в России: наши соотечественники не обращаются к медиаторам, — рассказала «ВМ» юрист Софья Жалялова.

Она добавила, что досудебное урегулирование не пользуется популярностью по целому ряду причин. Во-первых, по мнению Жаляловой, общество не до конца понимает роль и смысл медиатора, чем он может помочь, где его найти и как с ним взаимодействовать. Во-вторых, если супруги обоюдно настроены на примирение и сохранение брака, они, скорее, обратятся к семейному психологу, а для правовой оценки — к юристу:

— Медиатор зачастую обладает высшим юридическим образованием, поэтому, когда люди обращаются за консультацией по семейным вопросам, не подозревают, что обратились по совместительству к юристу-медиатору. И тогда им повезло, потому что профессиональный юрист, обладающий развитыми коммуникативными навыками и осознающий ценность своей работы, всегда предлагает досудебное урегулирование конфликта и только в случае недостижения компромисса — обращаться в суд.

Говоря о задачах медиатора, юрист отметила, что главная из них — помочь сторонам в конструктивном поиске взаимовыгодных решений, избегая длительных, а зачастую непродуктивных судебных тяжб. Особенно это касается определения порядка общения с детьми и их места жительства, ведь зачастую судебная система действует безжалостно, подчеркнула юрист.

— Только родители знают, как лучше воспитать своего ребенка, с кем и где ему будет комфортнее жить, даже если имеется недопонимание. Доверять данный вопрос незнакомому человеку в мантии судьи, работникам органов опеки и прокурору, участвующим в деле, по моему мнению, — безумное решение, которое может быть принято только в самых крайних случаях, — добавила Жалялова.

Она отметила, что в таких ситуациях четко видна огромная проблема в виде отсутствия правовой грамотности:

— Если супругам объяснить, что к ним домой придут из органов опеки, ребенка старше десяти лет придется допросить в суде, а график общения будет представлять собой почасовое расписание, сводя всю жизнь в подчинение судебному решению, большинство родителей договорятся без суда.

Кроме того, существует проблема оформления результата проведения медиации по семейным спорам, так как договоренности должны быть зафиксированы, понятны и исполнимы. При этом брачный договор, соглашение о разделе имущества, соглашение об уплате алиментов в обязательном порядке должны быть удостоверены нотариусом — медиативное соглашение по указанным вопросам не имеет юридической силы.

Отсюда возникает вопрос: несут ли родители какую-либо ответственность за несоблюдение медиативного соглашения или решения суда? Юрист напомнила о Кодексе административных нарушений, а точнее, о части 2 статьи 5.35.

Лишение права ребенка на общение с родителями или близкими родственниками, сокрытие места нахождения детей помимо их воли, неисполнение судебного решения об определении места жительства детей и порядке осуществления родительских прав, а также любое другое воспрепятствование осуществлению родителями прав на воспитание и образование детей, на защиту их прав и интересов, — все это влечет наложение административного штрафа в размере от двух тысяч до трех тысяч рублей.

Стоит всегда помнить о том, что взрослые несут ответственность за своих детей. Поэтому сделать все возможное для обеспечения безопасности своего чада — прямая обязанность родителя.

Источник информации: «Вечерняя Москва» https://vm.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2024 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам
Политика конфиденциальности
Яндекс.Метрика