ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Минпрос России готовит существенное сокращение жилищных гарантий детей-сирот. Самое время — пока все дома

Президент страны, председатель правительства убеждают проявить ответственность, солидарность, обещают поддержку в период кризиса и по его окончании, особенно социально уязвимым категориям граждан.

Минпрос вызывающе делает обратное — готовит проекты нормативных актов, которые с очевидностью сокращают правовые гарантии жилищных прав сирот.

Подготовлен проект постановления Правительства РФ, которым предлагается внести изменения в Правила формирования списка детей-сирот, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями, исключения детей-сирот из списка в субъекте РФ по прежнему месту жительства и включения их в список в субъекте РФ по новому месту жительства (далее — Правила формирования списка).

Правила формирования списка утверждены всего лишь год назад — постановлением Правительством РФ от 4 апреля 2019 г. № 397 в связи с изменением с 1 января 2019 г. положений статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1999 г. № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (далее — Федеральный закон от 21 декабря 1999 г. № 159-ФЗ).

В пояснительной записке к проекту постановления правительства указано, что оно разработано в целях упорядочения формирования списка детей-сирот, лиц из числа детей, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями.

Минпрос лжет.

Единственная реальная цель предлагаемых изменений — искусственно и произвольно сократить количество детей-сирот, лиц из их числа, лиц, которые достигли возраста 23 лет, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями.

Что же Минпрос предлагает изменить в Правилах формирования списка?

А главное — зачем?

Первое. Из Правил формирования списка предлагается изъять положение о том, что лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также дети-сироты, приобретшие полную дееспособность до достижения ими совершеннолетия, в случае перемены их места жительства до достижения совершеннолетия, подлежат исключению из списка в субъекте РФ по прежнему месту жительства и включаются в список в субъекте РФ по их новому месту жительства.

Эта новация приведет к тому, что в случае, если попечители детей, оставшихся без попечения родителей, место жительства которых до достижения ими возраста 18 лет изменилось с одного субъекта РФ на другой, своевременно не обратились с заявлениями об исключении подопечных из списка по прежнему месту жительства и включению в список по новому месту жительства (или это заявление у них просто не приняли, отказали в рассмотрении и т.д.), то по достижению совершеннолетия такие лица из числа детей-сирот уже не смогут самостоятельно обратиться с заявлениями об исключении из списка в субъекте РФ по прежнему месту жительства и включению в список в субъекте РФ по месту жительства попечителя.

Указанная новация не только не соответствует правам и интересам лиц из числа детей-сирот, которых своевременно не исключили из списка по прежнему месту жительства и не включили в список по новому месту жительства, но и явно противоречит положениям пунктов 1 и 31 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ.

По смыслу пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ жилое помещение должно предоставляться по месту жительства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Согласно пункту 1 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

Из смысла статьи 20 ГК РФ следует, что у гражданина не может быть более одного места жительства.

Местом жительства несовершеннолетних достигших 16 лет, в отношении которых установлено попечительство, является место жительства их попечителей, за исключением случаев их раздельного проживания на основании полученного в установленном порядке разрешения органа опеки и попечительства.

О том, что жилые помещения должны предоставляться по месту жительства детей-сирот неоднократно указывал Верховный Суд РФ, в том числе в Обзоре судебной практики по данной категории дел от 20 ноября 2013 г. и в Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ за VI квартал 2016 г.

При этом Верховный Суд РФ обращал внимание на то, что:
место жительства подопечных определяется в соответствии со статьей 20 ГК РФ, как место жительства опекуна (попечителя);
из содержания статьи 20 ГК РФ, статей 2 и 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и места жительства в пределах Российской Федерации» следует, что регистрация не совпадает с понятием «место жительства», и сама по себе не может служить условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами Российской Федерации, конституциями и законами республик в составе Российской Федерации.

Вышеуказанная новация проекта постановления прямо противоречит положениям пункта 31 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ, в котором установлено, что дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, исключаются из списка в том числе в случае:
включения их в список в другом субъекте Российской Федерации в связи со сменой места жительства. Порядок исключения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из списка в субъекте Российской Федерации по прежнему месту жительства и включения их в список в субъекте Российской Федерации по новому месту жительства устанавливается Правительством Российской Федерации (подпункт 3).

Минпросу явно плевать, что их предложение не соответствует положениям федерального закона, но в случае принятия вышеуказанной нормы многие подопечные, принятые в семью опекуна (попечителя) из другого региона, лишаться возможности получить жилое помещение по месту жительства попечителя.

Второе. Минпрос предлагает изменить положение абзаца четвертого пункта 3 Правил формирования списка о том, что:

«Лица, которые достигли возраста 23 лет, включаются в список, если они относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и в соответствии с законодательством Российской Федерации имели право на внеочередное обеспечение жилыми помещениями по договору социального найма, но в установленном порядке не были поставлены на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий или нуждающихся в жилых помещениях и не реализовали это право по состоянию на 1 января 2013 г. или после 1 января 2013 г. имели право на обеспечение жилыми помещениями из специализированного жилищного фонда по договорам найма специализированных жилых помещений, но не были включены в список»

на положение: «Лица, которые достигли возраста 23 лет, включаются в список при наличии вступившего в законную силу решения суда».

Однако, в пункте 9 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ прямо установлено, что право на обеспечение жилыми помещениями по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящей статьей, сохраняется за лицами, которые относились к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и достигли возраста 23 лет, до фактического обеспечения их жилыми помещениями.

В соответствии с абзацем первым пункта 3 указанной статьи (в редакции Федерального закона от 29 июля 2018 г. № 267-ФЗ, вступившей в силу с 1 января 2019 г.), орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации формирует список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц, указанных в пункте 9 настоящей статьи, которые подлежат обеспечению жилыми помещениями (далее — список) в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи.

Действующая редакции абзаца четвертого пункта 3 Правил формирования списка, позволяющая включать в список лиц из числа детей-сирот, которые достигли возраста 23 лет, основана на системном применении пунктов 3 и 9 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ.

Разработчики проекта постановления, ссылаясь в пояснительной записке на пункт 9 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ делают произвольный и ни на чем не основанный вывод — «предполагается (!?), что эти лица на момент достижения возраста 23 лет в списках на обеспечение жильем состояли».

Сильный довод. Ничего не скажешь.

Но сразу возникает вопрос: «Кем и на основании какой правовой нормы предполагается?

Авторы проекта делают вид, что никаких изменений с 1 января 2019 г. в положениях статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. не произошло.

Проектируемой нормой предлагается включать в список лиц, которые относились к категории детей-сирот и достигли возраста 23 лет, только при наличии вступившего в законную силу решения суда.

Предлагаемое положение исключает для указанной категории детей-сирот (которые достигли 23 лет и по каким-либо причинам не были поставлены на жилищный учет, либо не были включены в список) административный порядок включения в список и предлагает закрепить исключительно судебный порядок, что не только необоснованно возлагает на указанных лиц дополнительные обязанности, но и ставит их в неравное положение с иными лицами подлежащими включению в список, что с очевидностью противоречит положениям статьи 19 Конституции Российской Федерации, не допускающей дискриминации граждан по любому признаку и устанавливающей общеправовой принцип равенства всех перед законом и судом.

Кроме того, указанная новация противоречит положениям статьи 18 Конституции Российской Федерации, в которой установлено что права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл и содержание деятельности органов власти и только обеспечиваются правосудием.

Вопреки положениям статьи 18 Конституции Российской Федерации проектом постановления предлагается право лиц, которые относились к категории детей-сирот и достигли возраста 23 лет, на включение в список реализовывать исключительно в судебном порядке.

Согласно пояснительной записке в 2019 году в список включено всего 1498 лиц из числа детей-сирот, которые достигли возраста 23 лет, что составляет 0,78% (!) от общего числа детей-сирот, лиц из их числа состоящих в списке по состоянию на 1 января 2020 г. (191 тыс. человек).

То есть речь идет о совершенно незначительном количестве сирот, права которых ранее были нарушены и до сих пор не реализованы.

Поражает один из доводов пояснительной записки в обоснование необходимости исключить лиц из числа детей-сирот, которые достигли возраста 23 лет, из числа категорий, подлежащих включению в список в целях обеспечения жилыми помещениями.

Авторы проекта постановления прямо указывают: «Количество обращений указанной категории граждан возрастает в связи с активизацией деятельности общественных организаций, оказывающих юридическую помощь, публикациями в средствах массовой информации».

Этот довод свидетельствует — Минпрос не доволен, что НКО, помогающие сиротам, и СМИ доводят до сведения лиц из числа детей-сирот информацию о наличии у них установленного федеральным законом права на предоставление жилого помещения и о порядке реализации этого права, то есть НКО и СМИ выполняют работу за органы опеки и попечительства, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, Минпрос России и Рособрнадзор России.

Ситуация когда дети-сироты и лица из числа детей-сирот до достижения ими возраста 23 лет не были поставлены на жилищный учет, а после 1 января 2013 года не были включены в список, свидетельствует о ненадлежащем исполнении должностными лицами органов опеки и попечительства и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющих полномочия по предоставлению жилых помещений детям-сиротам, своих обязанностей и ненадлежащем контроле за деятельностью указанных должностных лиц со стороны федеральных органов исполнительной власти и органов прокуратуры.

Удивительно, но Минпрос России (ранее — Минобрнауки России) не провел ни одного мониторинга, ни одного исследования причин несвоевременной постановки детей-сирот и лиц из числа детей-сирот на жилищный учет. Ни одного.

В Минпросе отсутствуют объективные данные о том, что привело к несвоевременной постановке на жилищный учет детей-сирот. Отсутствует информация о том, что сделано министерством для исключения подобных ситуаций в будущем.

Минпрос даже не попытался выяснить причины несвоевременной постановки на жилищный учет тех 1498 лиц из числа детей-сирот, достигших возраста 23 лет, которые включены в список в 2019 г.

Господа из Минпроса, вы не делаете это по понятной причине.

Опросив этих 1498 ребят, которые достигли возраста 23 лет, вы узнаете, что они не были поставлены на жилищный учет не потому, что им было не нужно жилье. Но потому, что им никто из специалистов опеки, организаций для детей-сирот не разъяснил их право на льготное обеспечение жильем и порядок его реализации. Боле того, до достижения этими ребятами возраста 18 лет, никто из должностных лиц не принял мер для постановки их на жилищный учет.

А если кто-то из этих ребят, достигнув совершеннолетия, и обращался по вопросу предоставления жилья, им говорили, что никакое жилье им не положено, не принимали у них заявления, теряли эти заявления, откровенно врали, пользуюсь доверчивостью сирот, чтобы не принимать дополнительные бюджетные обязательства. Таких историй знаю тысячи.

Государство, в лице армии чиновников, которые в силу должностных обязанностей должны были защищать жилищные права и интересы сирот, не позаботилось о том, чтобы реально эти права защитить.

Но неблагоприятные последствия наступили не для должностных лиц, а для бывших сирот. И сейчас у этих обманутых и преданных государством сирот, Минпрос пытается отнять последнюю надежду, последний шанс.

Господа из Минпроса, вы знаете правду. Но она вам не нужна. Вам не нужны аргументы в обосновании необходимости включения в список тех сирот, кто необоснованно не был учтен в целях обеспечения жильем до достижения 23 лет. Вы не на стороне сирот.

Вам так спокойнее и удобно, но это — подлость.

Ранее Минпрос подготовил проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», который сейчас проходит согласования.

Прикрываясь тем, что этот законопроект расширяет формы и механизмы обеспечения жильем детей-сирот, а именно вводит жилищные сертификаты (что само по себе является крайне рискованным и не поддержано многими специалистами), Минпрос одновременно предлагает чудовищные поправки, касающиеся сокращения обстоятельств невозможности проживания детей-сирот и лиц из их числа в ранее занимаемых ими жилых помещениях.

Во-первых, полностью исключается обстоятельство невозможности проживания детей-сирот и лиц из числа детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях в случае проживания в них лиц, страдающих тяжелой формой хронических заболеваний, в соответствии с перечнем, при котором совместное проживание с ними в одном жилом помещении невозможно.

Минпрос уверен, что не противоречит интересам детей-сирот их совместное проживание с гражданами, страдающими туберкулезом с бактериовыделением, хроническими и затяжными психическими расстройствами с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями, злокачественными новообразования, сопровождающиеся обильными выделениями, тяжелыми хроническими заболеваниями кожи с множественными высыпаниями и обильным отделяемым, и иными тяжелыми формами хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, установленными приказом Минздрава России от 29 ноября 2012 г. № 987н.

Во-вторых, обстоятельство невозможности проживания детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях в случае проживания в них лиц, лишенных родительских прав (при наличии вступившего в законную силу решения суда об отказе в принудительном обмене жилого помещения в соответствии с частью 3 статьи 72 Жилищного кодекса РФ), Минпрос предлагает ограничить только случаями, если лишенные родительских прав родители:
— являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;
— имеют или имели судимость, подвергались уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних.

Предлагаемое ограничение категорий лиц, лишенных родительских прав, с которыми станет невозможно проживание в ранее занимаемых жилых помещениях детей-сирот и лиц из их числа, не имеет никаких объективных обоснований.

Основания, по которым родители могут быть лишены родительских прав, установленные в статье 69 Семейного кодекса РФ, значительно шире тех, которые предлагается установить в качестве невозможности проживания детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещения.

Согласно статьям 2 и 71 Семейного кодекса РФ родители, лишенные родительских прав, теряют все права, основанные на факте родства с ребенком, в отношении которого они были лишены родительских прав, и не могут считаться членами семьи лица, в отношении которого они лишены родительских прав.

Однако Минпрос, полагает не противоречащим интересам детей, оставшихся без попечения родителей, проживание в жилых помещениях совместно с родителями, лишенными родительских прав, и не являющихся членами семьи таких лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

В случае принятия указанной нормы, станет возможным проживание на основании закона лиц из числа детей-сирот в одном жилом помещении с родителями, которые:
— злоупотребляют спиртными напитками или наркотиками, но не состоящими на учете в соответствующем диспансере,
— жестоко обращались с детьми, но не были привлечены к уголовной ответственности и не подвергались уголовному преследованию,
— злоупотребляли своими родительскими правами,
— отказались взять своего ребенка из родильного дома, медицинской организации, организации социального обслуживания и т.д.

В-третьих. Законопроектом предлагается признать утратившим силу положение подпункта 4 пункта 4 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ, о том, что законодательством субъектов РФ могут устанавливаться дополнительные обстоятельства невозможности проживания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа в ранее занимаемых жилых помещениях.

Предлагаемая норма не только не соответствует статье 5 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ, в которой установлено, что законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации могут устанавливаться дополнительные виды социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, но и положениям пунктов «ж» и «к» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации, согласно которым вопросы защиты семьи и детства, социальной защиты и жилищное законодательство находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Предлагаемые новации законопроекта с очевидностью противоречат части 2 статьи 55 Конституции РФ, в которой прямо предусмотрено, что в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

Предлагаемые Минпросом законоположения имеют единственную цель сократить социальные обязательства государства в отношении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по обеспечению жилыми помещениями путем отказа от ранее установленных государственных гарантий прав в отношении указанных граждан на жилые помещения.

В пояснительной записке к законопроекту прямо указано, что установление в нормативных правовых актах субъектов РФ иных обстоятельств невозможности проживания детей-сирот в ранее занимаемых жилых помещениях приводит к увеличению численности граждан, подлежащих обеспечению жилыми помещениями.

Между тем, в статье 4 Федерального закона от 21 декабря 1996 г. № 159-ФЗ установлено, что дополнительные гарантии по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предоставляемые в соответствии с действующим законодательством, обеспечиваются и охраняются государством.

Вышеуказанные нормы законопроекта, свидетельствуют о том, что государство отказывается обеспечивать и охранять ряд действующих гарантий по социальной поддержке лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в жилищной сфере.

Между тем, Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно подчеркивал, что изменение законодателем ранее установленных правил предоставления гражданам льгот и компенсаций должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной политики, в том числе в социальной сфере; Российская Федерация как правовое социальное государство не может произвольно отказываться от выполнения взятых на себя публично-правовых обязательств.

Так в чем же смысл всех вышеизложенных законодательных новаций Минпроса России? Ответ прост.

За последние годы Минпрос России не смог решить ни одной реальной проблемы, связанной с реализацией жилищных гарантий детей-сирот и лиц из их числа. Ни одной.

Судите сами.

Удалось ли Минпросу добиться значительного увеличения финансирования на цели обеспечения жильем сирот, чтобы ликвидировать или значительно сократить очередь? Нет, не удалось.

Может Минпросу удалось добиться добросовестного исполнения органами опеки и попечительства, органами исполнительной власти субъектов РФ, положений законодательства, чтобы сироты ежегодно не предъявляли тысячи исков на незаконные решения об отказе в признании их права на льготное обеспечение жильем, которые государство тысячами позорно проигрывает? Или Минпросу удалось способствовать привлечению к ответственности должностных лиц, которые систематически принимают эти незаконные решения? Нет, ничего такого Минпросу не удалось. Этой проблемой он даже не озаботился.

Удалось ли Минпросу добиться эффективного расходования бюджетных средств выделяемых на обеспечение жильем сирот, которых хронически не хватает; прекратить строительство и приобретение безобразного по качеству жилья сиротам и бессовестное воровство выделяемых денег? Нет. Судя по систематическим сообщениям прокуратуры, следственного комитета, НКО, которые помогают сиротам, СМИ, и обращениям самих сирот все осталось по-прежнему.

Удалось ли Минпросу решить постыдную проблему долгов по оплате жилищно-коммунальных услуг за жилье, сохраненное за сиротами, в период пока они находятся на воспитание в организациях для детей-сирот или на семейной форме устройства? Или установить источник, из которого законный представитель сироты, будь то директор учреждения или опекун (попечитель) должны оплачивать ЖКУ за жилье их подопечного. Нет, ничего так и не сделано.

Может Минпросу удалось решить проблему того, где должен проживать сирота, достигший 18 лет, годами ожидая предоставления жилья (по данным Счетной палаты РФ — в среднем по стране более 7 лет). Действительно, не на улице же и не в здании местной администрации. Но и эта проблема не решена.

Минпрос подготовил совершенно пустой и бессмысленный Комплекс мер по предоставлению детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа жилых помещений на 2019–2021 годы, который утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 6 апреля 2019 г. № 656-р.

О бесполезности этого документа, отсутствии в нем какого-либо содержания эксперты говорили еще до его принятия. Эти выводы подтвердила и Счетная палата РФ.

И вот в этой ситуации полнейшей неспособности решить хоть одну существенную проблему, связанную с защитой жилищных прав сирот, Минпрос идет на беспрецедентный, самый простой и бесстыжий шаг — планирует просто снять с государства ряд обязательств, связанных с обеспечением жильем сирот.

Бесспорно это приведет к сокращению очереди сирот, ожидающих обеспечения жильем. Какой удобный и легкий способ решения сложных проблем.

Особенно бессовестно, что делается это в тот момент, когда государство должно и обещало позаботиться о самых социально уязвимых.

Но, как всегда, отнимать стали у наиболее беззащитных. У сирот.

27 апреля 2020 г.

А.Головань, Исполнительный директор Центра «Соучастие в судьбе»



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2020 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика