ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Изъять нельзя оставить. Чем грозят новые поправки в Семейный кодекс

Уже не первый год то в одном, то в другом регионе из семей изымают детей из-за бедности, потери работы отцом или даже болезни. Родители боятся органов опеки и не знают, у кого просить помощи. Законопроект по внесению поправок в Семейный кодекс вроде бы решает эту проблему. Однако общественники бьют тревогу и уверяют: дети останутся без защиты. РИА Новости разобралось в нюансах законодательной инициативы.

«Маятник качнулся в другую сторону»

Громкие истории об изъятии детей не редкость. Например, в июне вся страна следила за развитием ситуации в Оренбуржье: у малоимущей семьи отобрали четырех малышей. Душераздирающие кадры, где мать пытается вырвать ребенка из рук полицейских, быстро разлетелись по Сети. В итоге всех вернули, но недавно появилась информация, что отец семейства бил жену и детей.

На первый взгляд, кажется, что обновленный Семейный кодекс предотвратит произвол чиновников на местах. Так, теперь нельзя входить в дом для проверки санитарно-бытовых условий без согласия жильцов, закрепили приоритет кровных родственников при оформлении опеки, изъять детей можно только по решению суда — за исключением экстренных случаев.

Однако, по мнению независимых экспертов, законопроект не защищает непосредственно ребенка. Сейчас обсуждают предварительный вариант документа. Общественники надеются, что итоговая версия учтет ряд важных моментов.

«Мы занимаемся проблемой сиротства и знаем, что далеко не всегда, к сожалению, семья — безопасное место.
Многие публичные люди выступают за неприкосновенность семьи, право родителей распоряжаться детьми фактически как своей собственностью. Это создает опасность ситуации, когда несовершеннолетним никто не поможет. Они будут главными пострадавшими. Нужен баланс между правами семьи и ребенка. В предлагаемых изменениях я его не увидела», — говорит Варвара Пензова, руководитель фонда «Дети наши».

«Вопиющие случаи, которые получают огласку, обычно происходят с проблемными семьями. Это неправильная реакция госорганов на неблагополучие. А законопроект предлагает просто не вмешиваться. Маятник качнулся в другую сторону», — подчеркивает Лада Уварова, президент благотворительного фонда «Дети ждут».

«Взаимодействие не может быть только добровольным»

Один из спорных моментов — добровольность взаимодействия с органами опеки. Чиновников обяжут предупреждать о визите — это эксперты считают скорее плюсом. Но есть и другой аспект: осмотр дома ребенка — «только с согласия проживающих в нем лиц». Если разрешения нет, сотрудникам предлагается опросить соседей.

«Есть очень неблагополучные семьи, они откажутся пускать чиновников в дом. Да, шлепнуть ребенка может кто угодно, это не повод для изъятия. Но ведь бывают и тяжелые телесные повреждения. Ребенка необходимо защитить от насилия со стороны родных», — уверена Пензова.

Лада Уварова отмечает: соседи тут не помогут. «Допустим, есть подозрения, что с ребенком происходит что-то нехорошее — к примеру, его никто не видел уже два месяца. «Позволите войти?» — спрашивает опека. «Нет». И после этого чиновники должны опросить соседей. Но те, во-первых, могут ничего не знать. Во-вторых, в сельской местности очень не любят свидетельствовать против маргиналов, потому что после этого от них сыпятся угрозы: «Я тебя убью, дом подожгу». С ребенком тем временем может случиться все что угодно. А пока нет трупа — нет оснований для вторжения на частную территорию».

Елена Альшанская, глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», указала, что авторы законопроекта в принципе стараются не упоминать о насилии в отношении несовершеннолетних.

«Удалили статьи, касающиеся жестокого обращения, насилия, пренебрежения нуждами детей. Но, закрыв глаза, мы не решаем проблему, не уничтожаем само явление», — аргументирует она.

«Меньше сирот — больше детей в учреждениях»

Еще одно ключевое изменение — возможность по желанию родителей практически неограниченно содержать ребенка в социальном учреждении. В документе эта мера называется «временной», однако никаких лимитов не оговорили. Лишь отметили, что срок указывается в акте, который подписывают руководитель социальной организации и родители ребенка. Причем уважительной причиной, чтобы отдать чадо в детский дом и не лишиться при этом прав, считается разъездной характер работы, длительная болезнь или отбывание наказания в местах лишения свободы.

«Бывают ситуации, когда человек отправляется в заключение на 15 лет — за распространение наркотиков или убийство. И если ребенку в этот момент три года, значит, он до самого совершеннолетия пробудет в детдоме, но не получит статуса оставшегося без попечения родителей, его не устроят в семью. Это за гранью добра и зла. Как и отправка в приют, если у мамы продолжительная командировка», — полагает Лада Уварова.

Действующий Семейный кодекс ограничивает пребывание в детдоме ребенка, чьи родители не лишены прав. Как только срок вышел, дети приобретают статус сироты и их можно устроить в приемную семью.

«Это очень непроработанный момент. Сейчас у нас, по статистике, 44 тысячи сирот, а на самом деле в детских домах — около 70 тысяч. Официально без статуса там можно находиться до полугода, но бывает, что родителям удается продлить срок. В результате ребенок живет в приюте годами, хотя и не сирота. Есть множество «невидимых» детей, и новые поправки только все усложняют», — объясняет Светлана Строганова, руководитель клуба приемных родителей фонда «Арифметика добра» и приемная мать четырех детей.

«Я боюсь, что детей в приютах прибавится, но число сирот формально сократится. А ведь проблемы возникают не из-за статуса, а потому, что ребенок живет вне семьи», — добавляет Варвара Пензова.

«Меньше сирот — больше детей в учреждениях»

Родители смогут также передать ребенка под опеку постороннему человеку, которого назначат сами. Уважительные причины для этого те же, что и при отправке в детдом. Срок определяется индивидуально.

«Мать с отцом получат право направить сына или дочь на воспитание кому угодно хоть на всю жизнь. В любую секту. И им за это ничего не будет», — переживает Елена Альшанская.

Поправки сильно упростят жизнь благополучным семьям, в которых заботятся о детях, уточняет Лада Уварова. Женщина сможет, например, оформить опеку подруге на время, пока находится в больнице. Но ведь такой свободой легко злоупотребить.

«Немало семей, будучи материально заинтересованными, отдадут детей совершенно чужим людям. У родителей ведь теперь неограниченные права. Как можно такое не оговаривать дополнительно?» — недоумевает она.

«У опеки ответственности больше, чем возможностей»

Эксперты отмечают, что у органов опеки нет никаких инструментов для поддержки семей в момент кризиса. «У опеки контролирующий функционал — для помощи не предусмотрены специалисты, ресурсы. Сегодня де-юре этим занимается служба социальной защиты — но там система совершенно не настроена на индивидуальное сопровождение. Все усреднено, разовые выплаты одинаковы, а ведь ситуации разные. К примеру, у семьи в сельской местности сломалась печка, чтобы ее восстановить, нужна довольно большая сумма. А органы опеки могут предоставить только пять-десять тысяч в год, которые не спасут. Еще стандартные услуги — психологическая и юридическая помощь, устройство ребенка в учреждение», — перечисляет Елена Альшанская.

Светлана Строганова указывает на то, что сотрудники органов опеки чаще всего не оканчивали школу приемных родителей, не имеют представления о том, как проходит адаптация детей в новой семье. В результате вместо помощи опекуны получают упреки — это провоцирует возвраты в детские дома. А у ребенка, уже пережившего разлуку с кровной семьей, — новая психологическая травма.

«Типичный случай: подросток в приемной семье прогуливает школу, убегает из дома. Опека, вместо того чтобы помочь, начинает давить: «На учет поставим, изымем». Это абсолютное непонимание процесса адаптации, ведь у ребенка стресс — учиться в этом состоянии невозможно. Много родственных возвратов. Например, родители лишены прав или погибли, внуки попали к бабушке. В подростковом возрасте они начинают пить, курить, пропускать уроки. На бабушку давит опека: «Срочно сделайте что-нибудь, поговорите с ним!» Как будто она не пыталась! В результате — возврат. А очередь из приемных родителей за подростком не выстраивается. В итоге государство тратит на нового сироту по сто тысяч в месяц, ребенок травмируется, семья помощи не получает — и всем плохо», — рассуждает Строганова.

«У органов опеки нет действенных инструментов для поддержки, при этом они несут уголовную ответственность, если с ребенком что-то случится. Это приводит к тому, что чиновники реагируют слишком жестко и изымают детей, когда еще есть шансы сохранить семью», — добавляет Лада Уварова.

«Нужно выстраивать систему»

Все эксперты в один голос твердят, что наиболее острая проблема, не учтенная в поправках, — отсутствие комплексного подхода к профилактике сиротства. «Нет выстроенной на государственном уровне гуманной, адекватной системы помощи семьям в трудной жизненной ситуации. Нет инструментов для поддержки таких людей: бедных, потерявших работу, социально дезориентированных. Есть модели, как это можно реализовать. Но нужно готовить специалистов, создавать ресурсные центры, уметь работать индивидуально — это долгосрочная история, лет на двадцать, если сейчас засучить рукава и начать. А у нас привыкли все решать по-другому: что-то запретим, что-то разрешим. Но ничего не исправить одним щелчком», — уверена Лада Уварова.

В финансово-экономическом обосновании законопроекта сказано, что он «не потребует дополнительных расходов из федерального бюджета». «Вот и ответ на то, предполагается ли создание эффективной системы помощи семье в трудной ситуации», — комментирует Уварова.

«Для индивидуальной работы, социального сопровождения необходимы и изменения законодательства, и обучение кадров. Надо выстраивать профессиональную структуру, которая позволит реагировать в том числе и на насилие. Потому что даже побои не значат, что в семье ничего не исправить. Родители порой просто не выдерживают, срываются. Но ничего этого нет ни в законопроекте, ни в действующем Семейном кодексе», — подводит итог Елена Альшанская.

И хотя общественники отметили ряд положительных моментов (в частности, упрощение оформления опеки для кровных родственников и возможность устроить ребенка в социальное учреждение вместе со взрослым), они настаивают на том, что законопроект нельзя принимать в таком виде. Эксперты планируют участвовать в обсуждении документа и уже подготовили предложения по его улучшению.

Источник информации: РИА Новости https://ria.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2020 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика