ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Дети в беде. «Нам даже не позволили высказаться»: в Петрозаводске опека не отдала ребёнка родным и направила его в приёмную семью

30-летний житель Петрозаводска Алексей Шевченко добивается возвращения своего сына Богдана. Мальчик жил с бывшей женой Шевченко, но её задержали в нетрезвом виде с малышом на руках полицейские. В результате органы опеки изъяли ребёнка. Однако отцу, бабушке и тёте мальчика не отдали, а отправили его в приёмную семью в другой регион. При этом Алексей не был лишён родительских прав и претензий к нему не возникало.

В Петрозаводске органы опеки передали полуторагодовалого мальчика в приёмную семью, проживающую в другом регионе, хотя отец и мать ребёнка не были лишены родительских прав, а бабушка также хотела оформить опеку над внуком.

Елена и Алексей Шевченко сыграли свадьбу в 2015 году. Но брак не сложился. Спустя три года они развелись. Сын Максим по обоюдному согласию остался жить с отцом.

Уже после развода у Елены родился ещё один сын, которого назвали Богданом. Алексея признали отцом ребёнка, но остался он с матерью.

По словам Шевченко, он никогда не отказывался от младшего сына, навещал его, покупал вещи.

В начале января 2020 года Елену Шевченко задержали полицейские. Женщина разгуливала по городу в состоянии алкогольного опьянения с малышом на руках. По словам тёти мальчика Надежды Лейтер, в итоге Елену отправили в вытрезвитель, а сына поместили в больницу. Но за ребёнком мать не пришла.

Как рассказала RT Лейтер, на следующий день Елену снова задержали в состоянии алкогольного опьянения, а позднее её поймали в ТЦ на мелкой краже.

«Мы с бабушкой Богдана, узнав об этой ситуации, сами пытались найти Елену, даже подали заявление в прокуратуру о розыске. Потом она сама вышла на связь, сказала, что находится в центре для алкозависимых», — подчеркнула Надежда.

По словам Лейтер, отец Богдана Алексей в это время был в командировке в Санкт-Петербурге, поэтому забрать сына не смог, а ей и бабушке малыша не отдали.

«Мы регулярно приходили в больницу. Лёша тоже звонил в опеку, пытался узнать, что делать. Мы это можем подтвердить биллингом его телефона», — уверяет Надежда Лейтер.

Однако, по словам Надежды, мать Богдана, когда с ней связались представители опеки, заявила, что ребёнок на самом деле не от Алексея.

«В итоге в опеке брату сказали, что ему надо сначала подтвердить отцовство, чтобы забрать Богдана. Он, человек юридически неподкованный, поверил, начал собирать документы, готовить иск об установлении отцовства. Хотя в свидетельстве о рождении он значился отцом», — вздыхает Надежда.

24 марта, по словам женщины, Алексей подал документы в суд, а на следующий день им позвонили из Волгограда и сказали, что мальчика уже передали в другую семью.

«Нам позвонили из местной опеки и сообщили, что уже приехали опекуны, а у ребёнка нет никаких документов, кроме свидетельства о рождении. Ни отказа родственников, ни других документов, подтверждающих его статус», — говорит Надежда.

Как отмечают родственники Богдана, до этого сотрудники органов опеки Петрозаводска уверяли их, что мальчика обязательно отдадут отцу или бабушке.

После того как оказалось, что Богдан уже попал в приёмную семью в другом городе, они бросили все силы на возвращение ребёнка.

«Брат отозвал иск об определении отцовства, понял, что тут что-то не так, явно нас обманывают. Мы начали требовать от опеки, чтобы вернули сына, жаловаться во все инстанции», —рассказывает Надежда Лейтер.

По словам Алексея Шевченко, он обратился в прокуратуру с просьбой разобраться, почему его сына увезли в другой город и отдали чужим людям, хотя он не лишён родительских прав, кроме того, были и другие родственники, которые хотели забрать Богдана.

Как подчёркивает Алексей в беседе с RT, он неоднократно обращался к заместителю начальника Управления по вопросам семьи и детства комитета социального развития администрации Петрозаводского городского округа Петропавловской Раисе Евгеньевне с вопросом о правомерности действий в отношении Богдана при передаче его опекунам в Волгоград. Он также отметил, что на правах законного отца требовал вернуть ему ребёнка.

«Петропавловская заявила, что никаких нарушений в своих действиях она не видит, и категорически отказалась возвращать ребёнка мне, добавив, что можно даже не приходить для подачи прошения о возврате Богдана», — подчёркивает Алексей в заявлении в прокуратуру.

Родственники пытались вернуть Богдана через суд. Первое заседание состоялось 27 августа.

«Нам даже не позволили высказаться, пришло встречное заявление от опекунов об установлении отцовства. Брат отказался от экспертизы, и суд вынес решение удалить информацию о нём из актовой записи», — рассказывает Надежда Лейтер.

Как она отметила, на суде мать мальчика отказалась от своих слов, что Алексей не является отцом.

«Она сказала, что просто наврала, потому что нашла мужчину, который намеревался воспитывать её сына. Тем не менее все доводы, что родители хотят забрать ребёнка (даже заикались, что готовы возобновить супружеские отношения ради сына), не подействовали», — говорит Надежда.

Семья Шевченко обращалась к уполномоченному по правам ребёнка Карелии Геннадию Сараеву, но омбудсмен выступил на стороне опеки.

По словам Сараева, сотрудники опеки действовали исключительно в интересах ребёнка. Их можно упрекнуть лишь в том, что не передали его приёмной семье быстрее.

«С тех пор как его забрали, ни отец, ни его родственники не пытались забрать мальчика, на связь не выходили. Более того, бабушка утверждала, что он неродной и поэтому не нужен», — заявил Сараев RT.

При этом омбудсмен отметил, что уже подал иск о том, чтобы имя Богдана Шевченко убрали из всех публикаций в интернете.

«Это делается в интересах несовершеннолетнего. Спустя 15 лет он может сам найти эти публикации, и вскроются страшные детали», — пояснил он.

В свою очередь, родственники Богдана утверждают, что от ребёнка не отказывались.

«Как только бабушке стало известно, что ребёнок попал в больницу, она регулярно интересовалась его состоянием, носила передачи, и это подтверждено документально. Есть и справки из больницы, и телефонный биллинг. Мы с самого начала делали всё, чтобы вернуть Богдана. Омбудсмен просто поддерживает опеку, которая вершит беззаконие», — говорит Надежда Лейтер.

Как она отмечает, Алексею даже уже неважно, биологически от него это сын или нет.

«Главное, здесь воспитывается его брат, братья должны расти вместе. Почему этому не придают значения?» — говорит она.

Юрист правовой группы РБОО «Центр лечебной педагогики» Павел Кантор напоминает, что при устройстве детей вначале надо принять меры к возвращению их в кровную семью, учитывать их привычное окружение, преемственность в образовании и обучении (ст. 123 СК РФ и др.).

«Передача ребёнка в другой регион оттуда, где у него есть брат, мать, отец, бабушка, — решение более чем странное», — считает Кантор.

По его словам, передача ребёнка в другой регион должна быть строго обоснованной, необходимы очень веские доводы в пользу того, что отец фактически не заботился и не намерен заботиться о сыне. Опека также должна объяснить, какие меры для устройства ребёнка в кровную семью были ими приняты и почему они не привели к успеху.

«Если таких аргументов не будет, у отца есть шанс добиться отмены решения о передаче сына под опеку как не отвечающего интересам ребёнка», — поясняет он.

Руководитель центра по защите традиционных семейных ценностей «Иван Чай» Элина Жгутова напоминает, что в соответствии с законодательством решение суда вступает в силу в течение 30 дней, если его не опротестовали, так что пока родители ещё находятся полностью в своих родительских правах.

«В сегодняшней правоприменительной практике опека откровенно спекулирует своими полномочиями, де-факто лишая родителей прав, когда они не лишены их де-юре. История с Богданом Шевченко именно такая. Мать не лишена родительских прав в отношении Богдана, отец оспаривает судебное решение об исключении его из акта признания отцовства. А ребёнка уже определили в приёмную семью, причём за тысячи километров от родных отца и матери», — говорит Жгутова.

Она отмечает, что в ст. 121—123 Семейного кодекса РФ, на которые ссылаются представители опеки, даётся исчерпывающий список причин, по которым ребёнка можно признать нуждающимся в государственном попечении.

«Ни по одному признаку Богдана нельзя признать социальным сиротой. Нужно опротестовать постановление опеки о передаче в приёмную семью и потребовать ответственности за незаконные действия. Травму, нанесённую ребёнку, придётся лечить долго, но боюсь, никто даже не извинится», — говорит правозащитница.

В карельской администрации не ответили на запрос RT. Родственники Богдана продолжают бороться за ребёнка и сейчас готовят апелляцию.

Источник информации: Сетевое издание rt.com https://russian.rt.com/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2020 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика