ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Афганская война в судах. Государства нет, а обязательства остались

Два государства оставили мальчика без родителей – и прекратили существование. О том, как сирота из Афганистана добился российского гражданства и положенного по закону жилья, рассказывает директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе» Алексей Головань.

Отец М. (назовем сироту так) работал судьей в Кабуле, столице Демократической Республики Афганистан (ДРА), и был сторонником СССР. Когда СССР вывел свой «ограниченный контингент» из Афганистана, М. было тринадцать лет. Родители погибли, но мальчика советские солдаты в возрасте девяти лет (как и многих других афганских сирот) согласно Межправительственному соглашению успели вывезти на военном самолете. Так М. в 1984 году оказался в детдоме в Киргизии, а в 1990 году – в московской школе-интернате для сирот.

По соглашению c ДРА от 1984 года СССР взял на себя обязательство дать афганским детям образование и профессию – чтобы, когда в Афганистане все наладится, они вернулись домой специалистами.

В декабре 1991 года не стало СССР, а в апреле 1992 года – ДРА. А в новом Афганистане все наладилось таким образом, что возвращение туда М., сына судьи, служившего просоветскому режиму, стало смертельно опасным. В феврале 1992 года вступил в силу уже российский Закон о гражданстве, согласно которому М. мог получить его в упрощенном порядке. До этого он мог получить и советское гражданство, тоже в упрощенном порядке. Но ни интернат, ни органы опеки ничего не сделали, М. никакого гражданства не получил.

В 1992 году М. окончил школу-интернат и оказался на улице: без гражданства, без прописки, без средств к существованию, без крыши над головой. Ночевал на вокзалах, перебивался случайными заработками. В 1997 году он написал обращение к российскому президенту с просьбой дать ему гражданство России. Однако оформление гражданства затягивалось, нужны были все новые и новые бумаги. В афганском посольстве все время менялся штат, отца М. уже никто не помнил, а из Афганистана, где ситуация оставалась по-прежнему нестабильной, получить необходимые документы не представлялось возможным.

В 2002 году, когда ему было уже 27 лет, М. обратился в центр «Соучастие в судьбе». Центр помог М. получить вид на жительство. М. окончил институт, хотя и заочно. В 2010 году он, уже семейный человек и отец двоих детей, наконец-то стал гражданином России: указ президента вышел спустя 13 лет после обращения.

Получив гражданство, М. устроился на стабильную работу в систему ФСИН, получил регистрацию в общежитии и при поддержке Центра «Соучастие в судьбе» обратился в московскую городскую межведомственную комиссию по решению жилищных вопросов детей-сирот с просьбой предоставить ему квартиру.

Но комиссия трижды отказала М. на том основании, что нет документов, подтверждающих, что он сирота. Хотя у М. имеются соответствующие справки – и из киргизского детдома, и из московского интерната, и из посольства Афганистана. И что из Афганистана он был вывезен по соглашению, которое касалось афганских детей-сирот.

После третьего отказа комиссии центр «Соучастие в судьбе» помог М. обратиться в Басманный суд, который обязал комиссию восстановить в полном объеме право М. на получение жилья как сироты.

Департамент городского имущества (ДГИ) города Москвы оспорил решение Басманного суда в апелляционной инстанции Мосгорсуда. Во-первых, ДГИ настаивал, что соглашение СССР и ДРА гарантировало афганским детям сиротские права только на время обучения. Во-вторых, ДГИ вообще сомневался, что М. – это М., то есть именно тот мальчик-сирота, который попал в московский интернат из ДРА. В-третьих, по мнению ДГИ, достаточно того, что Департамент жилищной политики Москвы принял М. на жилищный учет как нуждающегося в жилом помещении по договору социального найма. Но на этот учет М. был принят на общих основаниях, а не на льготных, так что очереди на жилье пришлось бы ждать лет двадцать. Ну и в-четвертых, ДГИ предложил М. квартиру в Подольске, но по договору найма коммерческого.

Апелляционная инстанция Мосгорсуда отменила решение Басманного суда. М. обратился с жалобой в президиум Мосгорсуда, но в истребовании дела ему было отказано.

Тогда М. обратился с кассационной жалобой в Верховный суд. Уполномоченная по правам человека в РФ Элла Памфилова, у которой М. побывал на приеме, направила в Верховный суд ходатайство в поддержку его кассационной жалобы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда отменила апелляционное определение Мосгорсуда, и направила дело для повторного рассмотрения в апелляционной инстанции Мосгорсуда.

В определении Верховного суда сказано, что государственные органы и должностные лица, которые должны были озаботиться гражданством М. и защитой его жилищных прав (имеются в виду органы опеки и попечительства и руководство интерната), исполнили свои обязанности в отношении сироты ненадлежащим образом.

16 февраля судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда оставила в силе решение Басманного суда, в удовлетворении жалобы ДГИ отказано.

Источник: Газета «КоммерсантЪ», 19.02.2016

Все эти годы Центр «Соучастие в судьбе» оказывал правовую помощь М. и представлял его интересы в судах.

В 30-х годах прошлого века наше государство помогало детям испанских коммунистов, понимало свою ответственность за их судьбы.

Поразительно, но сейчас в одно касание получают гражданство и шикарные квартиры не нуждающиеся и обездоленные сироты, а преуспевающие и суперобеспеченные французские актеры.



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2018 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика