ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

«Закон Димы Яковлева»: шесть лет спустя

Шесть лет назад вступил в силу «закон Димы Яковлева», установивший запрет усыновлять детей из России для всех граждан США. Насколько изменилась жизнь российских сирот, как государство реформирует институт детских домов, современной системе которых в прошлом году исполнилось 100 лет, и другие болезненные вопросы о настоящем и будущем России в первом материале нового ревизионистского цикла РАПСИ.

В этой рубрике мы будем отслеживать эффективность работы законов, которые в момент своего принятия вызвали широкий резонанс в обществе. Последствия каждого из них мы будем рассматривать диалектически: опираясь на статистику и факты, акцентируя внимание только на положительных и негативных деталях, оставив читателю возможность сделать самостоятельный вывод.

Статистика

В декабре 2012 года, по данным Минобрнауки, в сиротских учреждениях жили 104 тысячи человек. Это 16,7% от всех детей, состоящих на учете в органах опеки.

После принятия «закона Димы Яковлева» статистика заметно изменилась. Сейчас в детских домах и интернатах находятся 47 тысяч 59 детей (на 01 февраля 2019 года).

Это самый низкий показатель за всю новейшую историю страны. Однако причины его достижения не столь однозначны.

В 1990 году в детских домах и интернатах воспитывалось 113,4 тысячи сирот. На протяжении 14 следующих лет это число постепенно увеличивалось, достигнув пика в 2004 году (188,8 тысячи детей). После чего начался спад, в 2008 году показатель вернулся к советскому уровню — 115,6 тысячи. А к 2015 году сократился в два раза: в банке данных числилось менее 58,2 тысячи детей-сирот.

Численность детей, оставшихся без попечения родителей

Однако это не полная статистика. И возможно некоторая доля успеха в сокращении числа сирот связана с изменениями в системе подсчета.

Достаточно велико число тех, кто находится на попечении государства по заявлению родителей. Дети из этой категории не попадают в банк сирот и не могут быть устроены в новую семью. Причина кроется во временном характере заявления: предполагается, что родители заберут ребенка обратно, хотя в подавляющем большинстве случаев подобные заявления автоматически продлеваются. По данным руководителя БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елены Альшанской, точное количество таких заявлений неизвестно, однако это примерно 30% от всего количества детей, которые находятся в сиротской системе в настоящее время. Как считает Альшанская, эти дети и вовсе не должны попадать в банк, необходимо проводить работу по восстановлению семей, как и в отношении многих других детей в детских домах. «Но пока она ведется крайне неудовлетворительно», — уточнила глава благотворительного фонда.

«Еще, к сожалению, из банка данных выпадают те дети, которые достигают возраста, выпускники. В последний год (2018 — прим. ред.) их просто массово убирают из федерального банка данных. Есть дети, которые пока еще не попали в банк данных, потому что только что выявлены», — рассказывала Елена Альшанская в эфире телеканала ОТР.

Последний тезис Альшанской подтверждает статистика снижения числа детей, попадающих в поле зрения органов опеки: если за 2012 год на учет было поставлено 80 тысяч детей, то в 2015 году — 58 тысяч.

Также следует отметить тот факт, что данные Росстата кардинально отличаются от статистики Минпросвещения. Эксперты объясняют это тем, что сегодня многие учреждения в разных регионах имеют отношение не только к Минпросвещения, но и находятся в ведомстве разных министерств, поэтому собрать воедино их пока не получается.

Минпросвещения занимается детскими домами, школами-интернатами, коррекционными учреждениями. В системе социальной защиты находятся интернаты для детей с умеренной и глубокой умственной отсталостью, а в реальности — и для детей с разными тяжелыми нарушениями здоровья. А дом ребенка, где живут дети до четырех лет, относится к системе здравоохранения.

Кроме того, существуют организации в системе социальной защиты: социальные центры и приюты, которые зачастую дублируют функции детских домов, которые также не учитываются в статистике Минпросвещения.

Любопытно, что, согласно данным Росстата, численность детей-сирот стабильно растет каждый год.

Численность детей, оставшихся без попечения родителей, в возрасте до 18 лет

Причины

Эксперты связывают уменьшение численности сирот, оставшихся в детских домах, с усовершенствованием в России системы устройства детей после принятия «закона Димы Яковлева». Был издан указ президента РФ Владимира Путина, упрощающий процедуру усыновления и дающий налоговые льготы российским приемным семьям. Кроме того, развивалась и сама система устройства детей: сейчас в России появились даже школы приемных родителей, где кандидаты проходят обучение, тем самым получая возможность брать на воспитание детей самых разных возрастов.

Запрет усыновления российских детей американцами был эффективно компенсирован государством увеличением размера выплат россиянам, оформляющим опеку.

Следует заметить, что приемная семья, в отличие от усыновления, является коммерческой формой опеки, подразумевающей, помимо ежемесячных выплат от государства, льготы и ссуды. В то же время количество усыновлений по статистике снижается: с 6,5 тысячи в 2012 году до 5,9 тысячи в 2015.

Семейное устройство детей, оставшихся без родителей

Государственные выплаты оказали большую услугу в социализации сирот. Рост размера денежных пособий сделал опеку не просто благотворительностью, а экономически целесообразным поступком. На «детские деньги» в небогатых регионах вполне может прожить вся семья.

При передаче ребенка в семью опекуны получают единовременную выплату, минимальный размер которой установлен федеральным законом «О государственных пособиях граждан, имеющих детей», согласно которому при устройстве ребенка в семью, в том числе и в случае усыновления, приемному родителю полагается компенсация в 8 тысяч руб. В большинстве регионов эта сумма существенно выше благодаря местным надбавкам (от 15 до 200 тысяч).

Если же на воспитание был взят ребенок старше семи лет, ребенок-инвалид или несколько детей — братья и сестры, то единовременная выплата приемной семье, согласно закону, составляет минимум 100 тысяч рублей.

Однако некоторый скепсис вызывает такая деталь: единовременную выплату за ребенка опекун в большинстве регионов может не возвращать, даже если отправил воспитанника обратно в детский дом.

В результате количество возвратов сирот обратно в детские дома за последние годы выросло. По данным аппарата детского омбудсмена Анны Кузнецовой, в 2015 году в сиротские учреждения вернулись 5,6 тысячи детей, ранее взятых под опеку, — на 6% больше, чем годом раньше.

По формам семейного устройства в разрезе по годам

Регионы

Все выплаты приемным семьям производятся за счет регионального бюджета, и каждый регион самостоятельно устанавливает их размер. Средняя сумма единовременной выплаты при усыновлении ребенка составляет 15,5 тысячи рублей. Но размер выплаты может заметно варьироваться, в зависимости от различных условий.

Например, в Чеченской республике базовый размер выплаты на каждого принятого в семью ребенка 8 тысяч рублей, но при передаче в семью детей, являющихся братьями и сестрами, или ребенка-инвалида он вырастает до 100 тысяч рублей.

В Чукотском автономном округе единовременное пособие при усыновлении любого ребенка составляет 200 тысяч рублей.

Также различаются и ежемесячные выплаты. В большинстве регионов, в среднем, они составляют около 10 тысяч рублей на каждого ребенка. В Москве же выплаты превышают 33 тысячи рублей в месяц. Если семья воспитывает больше трех детей, то ежемесячное вознаграждение за воспитание приемного ребенка начисляется обоим родителям, и тогда общая сумма за каждого может превышать в Москве 80 тысяч рублей.

«Для нашего региона, как и для многих других в России, это довольно серьезные деньги. Усыновители на них могут не только содержать детей, но и сами жить. Мне известно множество случаев, когда семьи специально берут детей из детского дома только для того, чтобы получить эти выплаты. К сожалению, некоторые из них не имеют достаточного опыта и не готовы нести достаточный уровень ответственности. Я очень рада, когда дети находят достойную семью, но не считаю, что это должно происходить любыми средствами. Так же, как считаю неправильным очернение детских домов. Детям-сиротам в детских домах зачастую лучше, чем в семьях, куда их берут, чтобы использовать как рабочую силу: в детдомах с ними работают психологи, дефектологи и другие профессионалы. И конечно, детишкам лучше там, где их любят, например, в нашем интернате детей окружает именно любовь и забота!» — отмечает воспитатель ОГБОУ «Елатомская школа-интернат для детей-сирот» Ирина Кленько.

Прямой зависимости между размерами выплат и количеством детей в детских домах не прослеживается. Самая благополучная ситуация в Северо-Кавказских республиках, где выплаты не отличаются от среднего уровня. В Чечне при колоссальном уровне рождаемости вообще нет сирот, согласно официальной статистике по итогам 2017 года.

Региональные власти предлагают попечителям различные мотивирующие программы. Например, в Москве действует пилотный проект: попечителям, которые взяли на воспитание пять и более детей, предоставляется государственная квартира (от 10 кв. м на человека), а по истечении десяти лет участия в проекте такая семья получает уже право на собственное жилье в городе.

Департаментом труда и соцзащиты Москвы ежегодно проводится премия «Крылья аиста». В прошлом году три семьи с приемными детьми должны были получить по 1 миллиону рублей.

В Архангельской области действует программа, которая предполагает выплату многодетным семьям, воспитывающим шесть и более своих и приемных детей, 1 миллиона рублей для покупки автомобиля. А после рождения (усыновления) седьмого ребенка — 2 миллиона рублей на улучшение жилищных условий (закон Архангельского областного собрания депутатов «О мерах социальной поддержки многодетных семей в Архангельской области» от 22 июня 2005 года № 55-4).

Материальные поощрения, ориентированные на численность детей, имеют и побочную сторону. Эксперты полагают, что из-за слабого контроля со стороны органов опеки растет число родителей, усыновляющих детей ради пособий. В Минпросвещения считают, что попадание детей в многодетные семьи создает по всей стране аналоги детских домов, где дети обделены родительским вниманием. Кроме того, в ведомстве с этим связывается учащения случаев насилия над приемными детьми.

20 августа 2018 года министр просвещения Ольга Васильева выступила с предложением сделать более строгими правила усыновления, сократив число приемных детей, одновременно усыновленных в одной семье.

«При усыновлении ребенка численность детей в семье усыновителя не должна превышать трех человек (сейчас закон позволяет иметь восемь детей — прим. ред.), за исключением случаев усыновления братьев и сестер, а также детей, которые ранее находились под опекой или были усыновлены одним лицом или супругами и воспитывались вместе», — отмечается в законопроекте.

Васильева предложила не только ограничить число детей в приемных семьях, но и привнести ряд изменений в систему отбора. Одним из нововведений станет ужесточение требований к прохождению психологической экспертизы.

Уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова выступила против ужесточения правил усыновления и опеки. По словам детского омбудсмена, в первую очередь необходимо совершенствовать систему подбора и сопровождения приемной семьи. В частности, одним из важнейших вопросов является проведение обязательного психологического обследования граждан, готовых принять ребенка в свою семью.

Социология сирот

Наиболее актуальной проблемой сегодня, пожалуй, является медицинское состояние детей в детских домах. Здоровые дети малого возраста достаточно быстро находят приемную семью. Имеется очередь даже на детей с незначительными отклонениями.

В результате, по статистике детского омбудсмена, треть всех воспитанников в детских домах имеют инвалидность или серьезные проблемы со здоровьем, у половины есть братья или сестры, а 80% населения детдомов старше десяти лет.

Решать эту проблему государство также предпочитает финансовыми инструментами. Семьям, взявшим на воспитание ребенка-инвалида, полагаются повышенные выплаты. Например, московское правительство платит за такого ребенка более 56 тысяч рублей в месяц.

После этого детей с особенностями развития действительно стали брать намного чаще. Но и здесь проявилась избирательность, значительно более востребованы сироты, чьи отклонения не имеют конфликтной природы. В частности, сейчас крайне сложно найти в детском доме ребенка с синдромом Дауна.

Из статистики легко заметить, что рост внимания к детям-инвалидам имеет именно материальное обоснование. Среди детей, переданных по безвозмездной форме опеки (попечительства) доля инвалидов составляет только 0,2% (601 ребенок-инвалид из 30 тысяч 70 переданных детей), в то время как при возмездной форме опеки — 5% (1 тысяча 158 из 22 тысяч 636).

Из сопоставления статистики взятых из детских домов сирот с отклонениями (5% и меньше от общего числа) и численности оставшихся в госучреждениях воспитанников с инвалидностью (около 30%) становится очевидно, что финансовая стимуляция опекунов проблемы не решает.

В этой связи планируется многообещающая институциональная реформа. В феврале этого года в Минпросвещения начал активно обсуждаться вопрос появления в России профессиональных семей для воспитания тяжелобольных детей и сложных подростков, для которых нет кандидатов на усыновление.
Ранее инициатива о развитии успешно зарекомендовавшего себя за рубежом института профессиональных приемных семей прозвучала на заседании совета при правительстве по вопросам попечительства в социальной сфере.

Профессиональные родители смогут воспитывать детей по временному договору, но не смогут выбирать ребенка сами. Они будут получать за это зарплату, а при необходимости подключать соцработников, педагогов, психологов и медиков.

Также подобные семьи смогут взять на себя важнейшую миссию приема детей, которых временно изъяли из семьи. Таковых в учреждениях для сирот на данный момент, по словам экспертов, примерно половина. Роль профессиональной приемной семьи в этом вопросе крайне важна, поскольку такие дети находятся в неопределенной ситуации, когда достаточно продолжительный срок может не наступать ясность, вернут ли ребенка домой, возьмут жить к себе родственники. Но даже короткое пребывание в детском доме способно нанести серьезную травму такому ребенку.

Статистика детских домов

На начало 2014 года количество детских домов оценивалось в 1,5 тысячи, причем за пять предыдущих лет эта цифра сократилась на 20%. Сейчас в России всего работает больше 1,3 тысячи организаций для сирот: детские дома, образовательные и медицинские учреждения, благотворительные организации.

Большинство (80-90%) детей, попадающих в детские дома, — это социальные сироты: у них есть живые родители, лишенные родительских прав.

Существуют организации в системе социальной защиты: социальные центры и приюты, которые зачастую дублируют функции детских домов. Когда началась реформа детских домов, в ряде регионов количество детских домов снизилось, а число приютов даже удвоилось.

Через два с половиной года после вступления в силу «закона Димы Яковлева» произошла важнейшая государственная реформа института детских домов. В сентябре 2015 года вступило в силу постановление правительства РФ № 481 «О деятельности организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и об устройстве в них детей, оставшихся без попечения родителей».

Тогда же ввели «План развития жизнеустройства ребенка», по которому детские дома вместе с опекой каждые полгода должны пересматривать мероприятия по устройству ребенка и выяснять, почему он еще не дома, почему не устроен к бабушке, почему ему не ищется новая семья, если возвращение в кровную невозможно.

За прошедшее после реформы время практически во всех центрах содействия семейному воспитанию ребенка (так теперь называются детские дома), согласно официальной информации, сделаны ремонты, полностью переформатировано пространство. Бывшие детские дома теперь больше напоминают квартиры.

Среди положительных последствий реформы следует упомянуть уменьшение групп. Вместо спален на 15-20 человек, теперь дети разделены на малые группы до восьми человек, у каждой постоянный воспитатель.

Детей перестали переводить из группы в группу, дергать каждый год или два. Также началась работа с кровными семьями.

В то же время сохранилась неоднородность в подведомственности организаций для детей-сирот, относящихся к разным типам. Как следствие, кроме проблем со статистикой, указанной выше, возникают ситуации, когда, несмотря на прямой запрет постановления на разделение братьев и сестер, это все же происходит из-за деления групп по возрастам или здоровью.

Источник информации: РАПСИ http://www.rapsinews.ru/https://realty.ria.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2020 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика