ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

Верховный Суд Российской Федерации напомнил, кто относится к членам семьи нанимателя жилого помещения, занимаемого по договору социального найма, и разъяснил, что в случае, когда ребенок-сирота не является собственником, нанимателем или членом семьи нанимателя жилого помещения, то установление факта невозможности его проживания в занимаемом жилом помещении не требуется

Несовершеннолетний Маштаков П. относится к числу детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и находится под опекой у своей бабушки.

Сирота зарегистрирован по месту жительства и проживает в жилом помещении, нанимателем которого, по договору социального найма, является бывший муж его бабушки. В указанной квартире помимо Маштакова П. зарегистрированы опекун — бабушка, тетя, двое детей тети и бывший супруг опекуна (наниматель жилого помещения).

Опекун-бабушка обратилась в администрацию Колпинского района Санкт-Петербурга (далее — уполномоченный орган) о включении Маштакова П. в список детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, подлежащих обеспечению жилыми помещениями специализированного жилищного фонда (далее — Список).

Решением администрации Колпинского района СПб Маштакову П. было отказано во включении в Список в связи с неустановлением факта невозможности проживания Маштакова П. в занимаемом жилом помещении.

Таким образом, уполномоченный орган посчитал, что Маштаков П. является членом семьи нанимателя жилого помещения (бывшего мужа бабушки Маштакова П.), и в отношении него необходимо установить факт невозможности проживания в данном жилом помещении.

Маштаков П. обратился в суд с иском о признании незаконным решения об отказе во включении в Список, об обязании включить в Список. Решением Колпинского районного суда Санкт-Петербурга, оставленном без изменения в апелляционном порядке Санкт-Петербургским городским судом, в удовлетворении иска Маштакову П. было отказано.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, с мнением которого согласился суд апелляционной инстанции, указал, что основания для признания проживания Маштакова П. в занимаемом жилом помещении невозможным отсутствуют. При этом суд сослался на жилищные документы о площади квартиры и количестве, зарегистрированных в ней граждан, и акт обследования условий проживания Маштакова П. в занимаемом жилом помещении, в соответствии с которыми жилое помещение соответствует санитарно-бытовым нормам, а также на то, что на каждого из зарегистрированных лиц приходится общая площадь жилого помещения в размере более установленной в Санкт-Петербурге учетной нормы.

Таким образом, суды нижестоящих инстанций не только посчитали, что Маштаков П. является членом семьи нанимателя жилого помещения, но и указали, что нет оснований для установления факта невозможности его проживания в данном жилом помещении, несмотря на весь состав зарегистрированных там лиц (прим. — указанное обоснование также является незаконным, ввиду того, что для установления факта невозможности проживания достаточно самого наличия зарегистрированных лиц, не являющихся членами семьи ребенка-сироты, независимо от иных критериев жилого помещения, таких как его благоустроенность или соответствие учетной норме и пр.).

Уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге обратился с кассационной жалобой в Судебную коллегию по административным делам Верховного Суда Российской Федерации.

Верховным Судом Российской Федерации дело было истребовано и передано на рассмотрение Судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ, которая отменила судебные постановления судов первой и апелляционной инстанций и не передавая дело на новое рассмотрение, приняла новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В кассационном определении Судебная коллегия Верховного Суда РФ указала, что судами нижестоящих инстанций неправильно были применены нормы федерального и регионального законодательства, согласно которым дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из их числа, признаются нуждающимися в жилом помещении, предоставляемом по договору найма специализированного жилого помещения, если они:
— не являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, или
— являются нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений, в случае, если их проживание в ранее занимаемых жилых помещениях признается невозможным.

Семейным кодексом Российской Федерации к членам семьи отнесены супруги, родители, дети, усыновители и усыновленные (статья 2).

К членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке (часть 1 статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 2 июля 2009 года № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» разъяснил, что обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников и нетрудоспособных иждивенцев является ведение общего хозяйства, в частности, наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п. (абзац шестой пункта 25).

При отсутствии указанных обстоятельств лицо не может считаться членом семьи нанимателя жилого помещения.

При этом, при рассмотрении дела в судах первой и апелляционной инстанциях никем не оспаривалось, что Маштаков П. проживает в квартире, нанимателем которой является посторонний для него человек (бывший муж бабушки Маштакова П.), членом семьи которого он не является.

При таких обстоятельствах, ввиду того, что Маштаков П. не является членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, устанавливать в отношении него факт невозможности проживания в данном жилом помещении не требуется.

С таким обоснованием Верховный Суд отменил акты нижестоящих судов и принял новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21 августа 2019 г. № 78-КА19-10 (по делу Маштакова П.) опубликовано на сайте Благотворительного центра «Соучастие в судьбе» в разделе «Судебная практика»«Решения высших судов»«Определения Верховного Суда».

Благотворительный центр «Соучастие в судьбе» реализует проект «Юридическая помощь детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из их числа, их законным представителям и представителям» за счет средств, предоставленных Фондом президентских грантов.



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2020 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика