ВКОНТАКТЕ Facebook YouTube

«Отказался сдать сына в детдом, и жена ушла»: истории российских отцов-одиночек

Только по официальной статистике в России самостоятельно растят детей 650 тысяч мужчин

В России чуть больше 5 миллионов матерей-одиночек. Среди этой армии женщин, своими силами поднимающих на ноги детей, совсем незаметными остаются отцы-одиночки. А ведь их в стране почти 650 тысяч! Корреспондент «Комсомолки» попыталась выяснить, что заставляет мужчин в одиночку воспитывать детей, и главное — что из этого получается.

«ТАК МЫ И ОСТАЛИСЬ НИ С ЧЕМ»

Я искала отцов-одиночек с историями не похожи друг на друга. Три моих героя по-разным причинам ведут холостяцкую жизнь. У них разный возраст, образование, достаток. Но они удивительно похожи своим отношением к детям и отношением к жизни. «Нам бы таких мужчин клонировать!», — пошутила моя подруга. Впрочем, судите сами.

Антон Третьяков живет в Ростове Ярославской области. По профессии военный. Полтора года назад его супруга родила четвертого ребенка. А спустя несколько месяцев ее не стало. Ей было всего 38. Антон на год ее младше. Смерть супруги для Антона до сих покрыта тайной.

- Во время беременности было все хорошо: здоровая женщина, к врачам не обращались. А потом у нее вдруг сильно заболела спина. Город у нас небольшой, грамотных специалистов мало. Врачи ставили жене кучу диагнозов: и остеохондроз, и энцефалит. То подтверждали их, то опровергали, — рассказывает мне Антон.

Несколько раз он вызывал жене скорую, но медики отказывались забирать ее в больницу из-за ковидных ограничений. С четвертой попытки женщину отвезли в больницу в Ярославль.

- Там ее положили в реанимацию. Она пошевелиться не могла. Боли были дикие. Правда, через неделю сказали, что она идет на поправку и, несмотря на тяжелое состояние перевезли обратно в Ростов. После этого она умерла, — говорит Антон.

Смерть супруги была настолько неожиданной и нелепой, что Антон написал заявление в Следственный комитет.

- Провели экспертизу и в заключении написали, что у жены был рак головного мозга, хотя на это не было ни малейших подозрений. Даже вскрытие не показало онкологию, — говорит Антон. Он считает проведенную экспертизу отпиской, прикрывающей халатность врачей.

Когда жены не стало, их четвертому ребенку — Володьке было всего полгода.

В Ростов Третьяковы переехали из Хабаровска.

- У нас была двухкомнатная квартира на острове Большой Уссурийский. Но с 2012 года остров затапливает из-за отсутствия нормальной дамбы. Вначале мы ту квартиру сдавали, а потом жильцов было уже не найти. Продать мы ее тоже не смогли. В Ростове сначала жили в военном общежитии, а в 2018 году купили однушку, только на нее и хватило.Тем временем жильцов из нашего дома на Большой Уссурийском выселили, но вышло постановление — у кого есть жилплощадь, хоть квадратный метр — тому компенсация не полагается. Так мы и остались ни с чем, — рассказывает мне Антон.

После того, как Антон потерял жену, про него узнали в Совете отцов при детском омбудсмене и помогли с покупкой квартиры: добавили половину недостающей суммы — 1 миллион рублей. Теперь у Третьяковых четырехкомнатная квартира.

- Когда беда у нас случилась, я даже не ожидал, что так много людей откликнется: и деньгами предлагали помочь одеждой, но не было уж такой нужды, — скромно замечает Антон.

Видно, что он по жизни просто не привык просить.

Старшей дочери Антона Ане 13 лет, она учится в Москве в пансионе Минобороны. Домой приезжает на каникулы. Младший сын Вова на неделе живет у бабушки с дедушкой в соседнем Ярославле, а на выходных его привозят к отцу. Двое средних детей — четырехлетний Коля и семилетний Витя — постоянно живут с Антоном.

- Утром отвожу их в садик, вечером забираю. Если болеют, беру больничный — командование идет навстречу.

Спрашиваю о его планах на будущее.

- Планирую дослужить в армии, мне осталось 10 лет. Надо, чтобы дочка доучилась. Сына вот в православную гимназию при монастыре устроил. Я и сам верующий и образование там хорошее, никаких гаджетов. Воспитанники у них очень ответственные. Это немаловажно, чтобы были дети ответственными, — замечает Антон.

«РЕБЕНКА НЕЛЬЗЯ ОТДАВАТЬ»

Евгению Анисимову из Волгограда 34 года. Три года назад его жена (ей 28) родила сына с синдромом Дауна. На тот момент семья жила в Москве, супруги уже два года были в браке. Евгений работал главным энергетиком, карьера постепенно шла в гору.

- Готовились к счастливому родительству, при беременности даже подозрений не было, что у ребенка может быть какая-то патология. Я думал, что моей основной задачей будет приносить домой деньги, а вся основная бытовая и родительская нагрузка ляжет на супругу. Когда сыну диагностировали синдром Дауна, мы до последнего думали, что это ошибка. Но диагноз подтвердился. Тогда жена сказала: «Жень, ты не понимаешь, это вся жизнь под откос. Либо мы отказываемся от ребенка, либо, если воспитываешь, то воспитываешь один». Ее родители тоже настаивали на том, чтобы мы сдали ребенка в детдом. Я ответил, что как угодно, но ребенка нельзя отдавать. Принял решение, что буду в любом случае воспитывать — один, значит, один, но моя мама меня поддержала, — рассказал корреспонденту «Комсомолки» Евгений.

Поняв, что муж от ребенка не откажется, жена Евгения собрала чемодан и уехала назад в Волгоград. Вскоре туда вернулся и Евгений, правда уже вместе с сыном.

- У меня была куча вопросов к самому себе: увольняться с работы или уходить в декрет, а где деньги взять, в Москве жить или домой в Волгоград возвращаться, как учиться быть родителем? Супруга к рождению ребенка готовилась, читала, какие каши и бульоны нужны детям, как правильно кормить, а я всего этого не знал, я технарь, инженер, педиатрия, детские развивающие программы — это для меня все было в новинку, — говорит Евгений.

Сейчас он, кажется, часами может разговаривать о занятиях своего сына. Это и бассейн, и логопед и специальные адаптированные развивающие программы. Он знает все нюансы диагноза сына не хуже медика.

- Я был уверен, что моя профессиональная карьера кончилась, но смог найти в Волгограде работу по специальности, хоть и на меньшие деньги, — замечает он.

Бывшая жена на связь не выходит, но полностью Евгений двери перед ней не закрывает.

- Мамой она все равно остается, — замечает он.

- Ребенок с заболеванием влияет на личную жизнь?

- Я не боюсь, что понравившаяся мне девушка не примет Мишку. Тут у меня приоритеты расставлены. Мишка в моей жизни появился раньше, чем потенциальная девушка. Если нет, значит, эта девушка и меня не принимает, — говорит Евгений.

«РАССЧИТЫВАЛ ТОЛЬКО НА СЕБЯ»

- У моего ребенка сегодня выпускной в 4 классе, наберите попозже, бегаю весь в мыле, — говорит мне в трубку Александр Андреев (фамилия изменена по просьбе героя) из Санкт-Петербурга, отец троих приемных детей.

Его сыновьям 10, 12 и 14 лет. Среднего по возрасту мальчика Александр забрал из детдома меньше недели назад.

- Младший у меня уже 5 лет, старший — год, — рассказывает Александр.

История Александра стоит настолько особняком — отец-одиночка с тремя приемными детьми, что я, конечно же, допытываюсь, как он к этому пришел.

- Вы наверное были волонтером в детдоме? — захожу я издалека.

- Никогда не был. Просто нет возможности иметь собственных детей. На тот момент, когда я взял первого ребенка, мне было 33 года. Я чувствовал, что получил все, что хотел. В 25 лет я уже был гендиректором рекламного агентства, затем долго занимался музыкой. А потом понял, что пора заводить семью, — рассказывает Александр.

На тот момент у него была девушка младше его на 10 лет.

- У нее были другие ценности, она плотно занималась карьерой. Но младший сын долгое время даже звал ее мамой. А два года назад ей пришлось уехать из Санкт-Петербурга, ухаживать за больными родителями. Но я изначально рассчитывал только на себя, — говорит Александр.

Через четыре года после приема в семью первого ребенка Александр взял второго. Говорит, так всем веселее. Анкету третьего мальчика Александр увидел в базе детей-сирот еще два года назад, а недавно она снова попалась ему на глаза.

- Младших братьев и сестер Виталика, которых он никогда не видел, забрали в семьи. Его самого хотела забрать к себе воспитатель, он год ходил к ней на гостевой режим. А потом воспитатель получила наследство и уехала в другой город, а Виталика бросила. Меня такие вещи до глубины души задевают. Мы с детьми посмотрели фильм про Виталика на сайте одного благотворительного фонда. Дети сказали, что видят его в нашей семье, как будто он и был с нами всегда, — рассказывает Александр.

Заниматься с детьми Александру помогает мама.

- Дети у меня загружены: старший в спортшколе футболом занимается, младший — дизайном, пением, у третьего такой же режим будет. По вечерам мы в бассейн ездим, — рассказывает Александр.

- А женскую работу по дому кто-то помогает вам делать: еду приготовить, одежду купить?

- Зачем нам помогать? Старший ребенок умеет и блины жарить, и картошку чистить — научили в детдоме. Посуда? У нас посудомойка. Полы каждый в своей комнате подметает и моет сам. Что касается еды, я вечерами готовлю на день-два вперед, никаких проблем в этом не вижу, магазины у нас внизу.

Он так запросто говорит о бытовых вещах, от которых обычно повально стонут все женщины, что я диву даюсь.

- Ну а одежду на троих покупать, шутка ли…

- А в чем сложность вещи покупать? У вас с этим какие-то проблемы возникают? Я на машине, к работе в офисе не привязан, могу работать, где угодно. У меня дети периодически на батутах занимаются. Там мы просто идем в соседний магазин и покупаем спортивные штаны. И в чем проблема? Просто теперь детей у меня трое, а не двое, вот и все, — говорит Александр.

Днем он воспитывает детей, а ночами ведет свой блог в Инстаграмме с хештегом ПапаНужен Всем.

- Не все знают, что по закону принять ребенка имеет право как не состоящая в браке женщина, так и неженатый мужчина. Конечно, папы, в одиночку растящие приемных детей, встречаются реже, чем самостоятельные приемные мамы. К тому же мужчины, желающие принять ребенка в семью, обычно сталкиваются с предвзятым отношением и недоверием со стороны сотрудников опеки и других органов. Им, действительно, сложнее получить заключение о возможности быть приемным родителем, — рассказала «Комсомолке» глава благотворительного фонда «Измени одну жизнь» Яна Леонова.

Сложнее, но не невозможно. Да, одинокому приемному папе не разрешат воспитывать девочку, да и про совсем маленьких детей тоже посоветуют не думать.

- Ему будут устраивать различные проверки на всем пути к ребенку — и после тоже. Но, тем не менее, стать отцом для мальчиков школьного возраста у мужчины есть все шансы. И, конечно, хорошо, когда у детей есть и мама, и папа, и бабушка, и дедушка. Но, много лет работая в теме сиротства, мы уверены, что главное, чтобы у ребенка была любящая и заботливая семья — даже если она состоит из одного человека. И не так важен пол приемного родителя, как его мотивация, подготовка и то, есть ли у этой семьи необходимая поддержка на всех этапах, — замечает Яна Леонова.

«ОТЕЦ В СЕМЬЕ ГЛАВНЫЙ»

- Говорят, отцы в России перевелись, ответственности нет, а мы наблюдаем другую картину. Мы видим, как отцы прямо бьются за своих детей, по-мужски, а может, даже по-матерински. Они в одном лице и папа, и мама, — рассказал «Комсомолке» глава Совета отцов при уполномоченном при президенте по правам ребенка Андрей Коченов.

Вместе с Фондом поддержки ответственного отцовства Истоки» Совет отцов материально поддерживает мужчин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. В этом году они запустили проект «Ты не один».

- Поддерживаем в основном отцов, у которых умерли супруги. Есть женщины, которые подхватили ковид и умерли в родах, а ребенок остался. Мы сопровождаем несколько таких семей. Также помогаем отцам с больными детьми: у нас за полгода набралось с десяток случаев, когда мамы уходят из семьи, оставляя детей на пап. Помощь оказываем за счет средств, которые жертвуют такие же отцы, которые когда-то, быть может, тоже побывали в тяжелой ситуации, — говорит Андрей Коченов.

При этом он признается: среди просящих хватает иждивенцев.

- Человек звонит: «у меня трое детей, жена умерла, мне нужно 3 миллиона рублей, чтобы бизнес поддержать». Или звонит мужчина, у которого зарплата 70 тысяч рублей и просит помочь. В таких случаях мы отказываем. У нас есть отцы, которые вообще без зарплаты сидят или с очень низкой, особенно в деревнях — работы там нет, заработки крошечные. При этом отцы, которые действительно оказались в трудной ситуации, наоборот очень редко обращаются за помощью. Рассчитывают только на себя и порой доводят ситуацию до крайности, хотя могли бы обойтись гораздо меньшими проблемами, — замечает Андрей Коченов.

По его словам, официальная статистика искажает данные об отцах-одиночках.

- 650 тысяч — это весьма примерная цифра. Как показывает практика, многие отцы одиночки просто не стоят на учете в соцзащите. Думаю, реальная цифра больше раза в два, — замечает Коченов.

- Есть мнение, что отцов в России дискриминируют. Согласны с этим?

- У нас уже есть целое целое сообщество отцов-плакальщиков и женаненавистников. Они на всех углах во всем обвиняют женщин: и детей отняли, и проблемы там и сям. Но это просто смешно. Мужчина сам создает семью. Если ты на песке выстроил свой дом, то кого ты обвиняешь? Надо было основательнее выбирать вторую половину. Ответственным за семью всегда является отец, а не мать. Если проблемы произошли в семье, подойди к зеркалу и скажи: «эх, что же ты парень наделал?!» и обижайся сам на себя.

- Может, поэтому суды чаще всего встают на сторону женщин?

- При разводах наша судебная система по-прежнему работает по советскому сценарию: ребенка практически автоматически передают маме. На самом деле, может, это и правильно. Но при этом женщина не имеет права лишать отца возможности видеться с ребенком. А часто именно так и происходит. Приставы, которые должны помогать разрешать подобные конфликты, расписались в своей полной беспомощности. Кончается тем, что родители начинают просто воровать друг у друга детей. Надо принимать закон, который бы жестко наказывал за неисполнение судебных решений, касающихся общения с детьми.

Впрочем, признает Андрей Коченов, в последнее время тенденция стала меняться. Растет процент судебных решений, принятых в пользу отцов.

- Проблема в том, что образ отца очень сильно деформировался. Это уже не тот отец, что был 100 лет назад: хранитель семьи и традиций, стена. Сейчас много мужчин, которые просто не держат удар. Либо уходят в пике алкоголя, либо бросают семьи, либо просто сидят и ноют.

- А как воспитать будущего достойного отца?

- Чтобы отцы стали лучше, надо просто вернуться к традициям, к истокам.

- К домострою?

- К современному домострою. Понятно, что мы свой быт уже так не можем устраивать, но нам никто не мешает устанавливать в семье правила общежития, когда отец точно знает, что он должен делать и за что несет ответственность. Каждый в семье должен знать свою роль и место, соблюдать правила. Дети должны с уважением относиться к старшим, а не вить веревки. Жена должна выполнять свои обязанности. А сейчас все роли перемешались. Спрашиваешь: «Кто у вас в семье главный?». Ответ практически один и тот же «у нас все поровну». Вот отсюда и проблемы. Это насилие над природой, традицией.

Источник информации: «Комсомольская правда» https://www.kp.ru/



127025, Москва, ул. Новый Арбат, дом 19, комната 1821

Телефон/факс: +7 (495) 697–40–60,+7 (495) 697–83–56

E-mail:info@souchastye.ru

Разработка сайтов Разработка сайтов WebTie.ru
© 2009 – 2021 Благотворительный центр
«Соучастие в судьбе» - правовая и социальная помощь детям-сиротам

Яндекс.Метрика